RU
Что будем искать?
Интервью

Заплатить за дерьмо

Читать материал - победитель

Наверное, каждый журналист мечтает, чтобы его материалы вызывали общественный резонанс и реакцию власти, не говоря уже о реальных изменениях – к несчастью для России, это пока остается на уровне «собак, лающих на идущий караван». Эту пословицу очень любят чиновники и депутаты.

Когда мы в 2014 году первый раз проверили работу очистных сооружений, Калининградскую область накрыло международной реакцией – во много благодаря СМИ из шести европейских стран, которые растиражировали нашу историю. Калининградские власти были в панике; Литва посылала в Россию тревожные запросы, беспокоясь за свою экологическую безопасность. Благодаря прокуратуре Калининградской области наше расследование стало чем-то большим, чем привычный лай: в ходе проверки они подтвердили то, о чём мы писали – очистные действительно загрязняют водоемы, и направили местным властям представления с требованием повысить качество очистки.

Журналисты вообще редко возвращаются к своим темам и героям, а зря. Реакция на самом высоком уровне и самый мощный резонанс не гарантируют перемен к лучшему. Через три года после расследования мне очень хотелось сделать это расследование еще раз и проверить, как калининградские власти под надзором прокуратуры смогли изменить ситуацию. Плюс за это время в регионе ввели в строй много новых очистных сооружений, которые надо было «проверить».

Я очень благодарен датско-шведской программе поддержки журналистских расследований Scoop Russia за понимание, что тему надо доводить до конца, и поддержку не совсем форматного проекта – расследования, которое уже когда-то было сделано. Экономика маленьких региональных медиа не всегда позволяет нести большие расходы вроде экспертиз, транспортных расходов и времени.

Технически это была очень увлекательная работа, полная противоположность «журналистике СПАРКа», которой все сейчас привыкли заниматься, не выходя из своих кабинетов. Нам надо было найти места, куда очистные сбрасывают «очищенные» стоки, взять пробы и отвезти их в лабораторию – сделать это максимально неофициально, чтобы не вызвать лишнего шума и давления на лабораторию (мы специально выбрали государственную!). Это был увлекательный квест по ориентированию на местности: чтобы добраться до точек сброса, мы исколесили всю Калининградскую область, тонули в болотах, пробирались через бурелом, придумывали, что сказать охранникам, которые нас «засекли». Часто мы возвращались ни с чем – место сброса не удавалось найти за световой день.

Самая забавная история как раз приключилась в одном из городов, куда мы приезжали три раза и никак не могли найти точку сброса. Нам ее показал чиновник местной администрации; коллеги сказали ему, что приехали журналисты и хотят снять, как у вас хорошо работают очистные. Мы снимали, чиновник сторожил, но брать при нем пробы было невозможно. Подарок пришел с неба – пошел дождь, и он решил переждать в машине. Друг стоял «на шухере», чтобы чиновник вдруг не вышел из машины, пока я брал пробу.

Помимо реакции и изменений, каждый журналист мечтает, чтобы его работу оценило профессиональное сообщество – особенно, такое авторитетное, как жюри премии «Редколлегия». Любой журналист, особенно в регионах, мечтает получить эту премию, это мощный заряд мотивацией и ощущения, что ты не один и вроде на правильном пути.

Это первая «Редколлегия» не только для портала RUGRAD.EU, но и первая в Калининградской области. В заголовке стоит одна моя фамилия, но у этого расследования не один автор, без этих людей бы ничего не было.

Спасибо моим друзьям Александру Назаркину и Александру Вавилову за то, что вместе со мной тонули в болотах и пробирались через труднодоступные места.

Спасибо редакции портала RUGRAD.EU, что выпустили это расследование. Марии Пустовой и Даниилу Громакову за редактуру, упаковку и инфографику, Никите Кузьмину – за редактуру, Анне Пласичук – за корректуру.

Спасибо Алене Дударь за видеоролики.

Спасибо директору Института Развития Региональной прессы Анне Аркадьевне Шароградской и координатору программы Scoop Russia Борге Нильсону – за терпение. Мы делали это расследование около трех лет и терпение – единственное, что могло помочь в этой ситуации.