RU
Что будем искать?
Михаил Рубин
Интервью

Враг номер один. Рассказ о том, как власть борется с Алексеем Навальным

Читать материал - победитель

Мы достаточно давно интересовались тем, что происходит вокруг Алексей Навального, и плотно занялись этим ещё зимой, когда на него и его окружение началась явная атака, а одного из его соратников отправили в армию. Никакими отравлениями тогда ещё не пахло.

И мы очень быстро поняли, что работа предстоит интересная и непростая. Когда я стал выходить на людей, которые всё это время занимались работой по дискредитации Навального, и, наверное, до сих пор этим занимаются, они все в один голос начали мне говорить: «ты же понимаешь, что он на самом деле двойной агент, который работает на Кремль?». Буквально каждую вторую встречу мне это сообщали. Обычно источник, который встречается с тобой один на один, не держит тебя за идиота. И то, сколько людей прямо начинало с этого разговора, меня поразило. По какой-то причине им очень важно доносить эту мысль до журналистов. Стало ещё интереснее разобраться в том, и зачем они мне это рассказывают?

В итоге мы установили, что это тоже кремлёвская идея. Причём, когда я спрашивал, почему они так уверены в том, что Навальный – двойной агент, все в один голос отвечали: его бы иначе давно убили. В августе жизнь сама подкинула ответ на это. Но сегодня мы понимаем, что всё давно шло к чему-то нехорошему, просто потому, что им занимается там много людей. Получилось, что мы невольно подгадали.

Это расследование заняло много месяцев, потому что людям не очень хотелось говорить. Журналисту легко найти источники практически по любой теме, но тут им не очень хотелось, даже на условиях анонимности, признаваться, что они участвуют в чём-то настолько грязном. Обычно чиновники в конфиденциальных разговорах утверждают, что выполняют важные государственные поручения, но в этой истории им самим было очевидно, что они занимаются «чернухой».

Возможно, нам бы вообще ни с кем не получилось поговорить, но спасло то, что в эту работу вовлеки такое безумное количество людей, что кто-то был обязан проболтаться. Если в дело посвящено три человека, разговорить одного сложно, но если в дело вовлечены сотни, кто-то рано или поздно всё расскажет. Тем более, что Навальным занимаются подразделения и структуры, которые традиционно делают очень много дел. В эту работу включили не какие-то секретные и маленькие группы, а огромные и известные государственные организации.

При этом меня поразило, насколько его боятся. В конце концов, у Навального ведь и не такие уж страшные рейтинги по меркам почти 150-миллионного государства. Вряд ли он завтра наберёт больше Путина, даже независимые опросы не фиксируют безумной популярности. Но что на борьбу с ним брошены огромные средства.

Кроме того, мне очень нравится тот факт, что часть успехов Навального связана с бардаком во власти. Например, на мэрских выборах 13-го года он хорошо выступил, и во многом обязан своим успехом неразберихе среди чиновников. На борьбу с ним тратят баснословные деньги, привлекают подрядчиков, силовиков, экспертов. Но эти люди не могут между собой договориться, что, собственно, они делают. И, видимо, в 13-ом году они окончательно между собой переругались: одни не хотели его пускать, другие – хотели, кто-то его посадил на один день, потом кто-то другой выпустил. И всё это время у него рос рейтинг. Эту историю полезно знать, чтобы понимать, как у нас устроена власть.

После крупных текстов нам часто выражают недовольство или даже передают угрозы со стороны чиновников. Но в данном случае ничего такого не было, а несколько человек сказало, что всё правильно, именно так это и устроено. Видимо, после истории с отравлением люди, которые любят бряцать оружием, немного поутихли.