RU
Что будем искать?
Интервью

«Ты сидишь на трупах, ешь на трупах, и все это очень трудно для мозгов»

Читать материал - победитель

Когда я приехал туда, я не знал, зачем еду, но было предположение, что у воюющих людей за полтора года накопился опыт, который в них что-то изменил. Кроме этого предположения, не было никаких мыслей, только эта абстрактная догадка. Но как только я взял первое интервью, стало понятно, что догадка верная.

В основном контакты шли через подругу-фиксера, которая спрашивала у всех знакомых, у которых кто-то воюет, готовы ли они поговорить. Она же договорилась о нескольких интервью в Краматорске. Ещё я очень удачно вышел на госпиталь – в самом центре Киева обнаруживаешь людей с фронта, которым как раз нечем заняться. А в Харьков я съездил, когда была бомбёжка в селе Гроза.

Я не пытался проводить никакого анализа, я просто пытался поговорить со всеми солдатами, с которыми встречался. Другое дело, что не со всеми склеилось. У меня ещё с первого приезда были приятели, которые сейчас на фронте, и их просто не получилось застать. Но всё равно набралось достаточно много,  а принципиальных отказов не было совсем.

Фраза, что «идея войны до победы мне не нравится», связана с моими личными переживаниями. Пока ты воспринимаешь это как абстрактное противостояние добра со злом, конечно, очень хочется, чтобы добро победило. Но когда ты понимаешь, что там близкие тебе люди сидят уже полтора года в сыром окопе, и каждый день любого из них могут убить, тебе совершенно не хочется ими жертвовать ради победы добра. Особенно когда ты сам в окоп не лезешь. Хочется, чтобы это всё уже закончилось – но никаких обобщений у меня тут нет, это просто эмоции.