RU
Что будем искать?
  • Никита Телиженко
    Никита Телиженко
Интервью

«Только не нужно называть нас нацистами»

Читать материал - победитель

Заниматься этой историей я начал, кажется, в прошлой жизни, еще когда работал журналистом задорного уральского издания Znak.com. Небольшой межнациональный конфликт, выезд на место, сбор информации. Материал я сдал 21 февраля 2022 года. Редактор сказал: «Круто, но давай после праздников…»

 «Праздники» затянулись…

Вторую попытку рассказать про феномен «Русской общины» я предпринял спустя без малого полтора года. «Знака» уже не существовало, я написал для другого СМИ, к тому моменту уже оказавшегося в изгнании. Наткнулся на возражение: «Не надо разжигать…» Но все разгоралось само по себе, без меня.

В ноябре 2023 года по телеграмм-каналам разлетелась запись из Екатеринбурга: под черными знаменами мужчины в камуфляже, масках и бронежилетах заявляют о начале патрулирования Сортировки – это такой район в Екатеринбурге, там много приезжих. Следующие кадры: мигранты на коленях. Потом – кадры из  рейда в цыганский поселок…

В марте 2024 я вновь поехал на Сортировку. Для работы я использовал минимум предварительных созвонов, готовил свои встречи и визиты, ориентируясь на информацию из социальных сетей. «Русские общины» делают большую ставку на привлечение новых сторонников именно через соцсети. 

Встречаясь с представителями «Общин» – как с рядовыми, так и с руководителями – я практически не встретил никакого сопротивления. Однако после публикации контакты с представителями движения прервались. Наверное, мои герои обиделись, хотя я попытался изложить все увиденное максимально безоценочно.

Ценность моей работы, я считаю, заключается в том, что мне посчастливилось наблюдать и немного показать читателю вот этот бурлящий котел из идей, взглядов и заблуждений, в к которым примешиваются в каких-то причудливых пропорциях национализм, постимперский синдром, фрустрация по поводу социальной несправедливости, внутренний протест против нее, и, конечно же, психотравма СВО. На наших глазах рождается новая нация – народ Гога и Магога, и я благодарен «Новой газете», которая, не побоялась возможных упреков в «разжигании» и опубликовала этот мой рассказ.   «Русские общины» – семя, брошенное в благодатную почву, зачищенную от всякого инакомыслия. Пройдет совсем немного времени, и сразу после окончания СВО в этом выжженном репрессиями и военной цензурой поле взойдут десятки, сотни ростков новой радикальной идеи, хребтом которой станут вчерашние ветераны, возвращающиеся в свои неустроенные города и поселки.

Я живу далеко от столиц, и я вижу, что поддержка «общинников» в среде тех, кого было принято называть «глубинным народом», с каждым днем растет. Декларируемые ими ценности отзываются нашим людям сильнее, чем рассказы о демократии, правах и свободах. Это вовсе не значит, что разговоры о демократии, правах и свободах надо свернуть. Нет, это не так. Просто все мы должны понимать, к кому мы обращаемся с этим разговором.