RU
Что будем искать?
  • Мария Борзунова
    Мария Борзунова
Мария Борзунова
Интервью

Страна в изгнании: как белорусы бегут от режима Лукашенко и на что надеются

Читать материал - победитель

Я в прошлом году работала на протестах в Беларуси, потом продолжала следить за этой историей. И было понятно, что к годовщине выборов надо делать большой материал. Но в самой Беларуси независимым журналистам сейчас трудно, их сажают или не дают аккредитации. А те, кто участвовал в протестах и остался в стране, либо сидят, либо боятся и не готовы разговаривать. Я поддерживала связь с героями старых материалов, и видела, что никто не готов говорить под запись, тем более под камеру. Мы стали придумывать другой ракурс, и поняли, что нужно сосредоточиться на уехавших. На тех, кому угрожали репрессии из-за участия в протестах, или кто просто не мог жить в такой обстановке, потому что, например, у него пострадали родственники.
Самая заметная группа – так называемое «правительство в изгнании». Это Светлана Тихановская, у которой есть свой штаб в Литве, штаб Бабарико, члены Координационного Совета. Но мы решили поговорить не с ними, а простыми белорусами, у которых за прошедший год жизнь кардинально изменилась. Как они воспринимают эту историю? Что, по их мнению, произошло в стране?
Мы специально искали тех, кто не состоял в политических движениях и партиях, не был активистом. Героев нашего фильма затянуло в борьбу именно в августе 20-го. Раньше они политикой не интересовались, только ходили на выборы, причём некоторые когда-то даже голосовали за Лукашенко. И мы постарались найти среди них разные мнения. Кто-то считает, что они победили и верит, что борьба не закончилась. А кто-то разочарован, и утверждает, что белорусские протесты проиграли.
Некоторые герои были мне знакомы ещё с Минска, где я наблюдала за ними в 20-ом году. Мне было важно встретиться с ними и обсудить, что поменялось. При этом некоторые боялись, даже будучи за границей, потому что у них остались родственники в Беларуси, и они опасались, что участие в фильме скажется на их семьях. Но в целом удалось собрать по-настоящему разных героев с различными взглядами и профессиями.
Самое сильное впечатление произвело то, как мы каждый раз заново переживали весь прошедший год. На мне эти события тоже сказались – журналистам было сложно работать во время протестов. А каждый герой со своей позиции рассказывал, что видел. Учитель истории – как был волонтёром у спецприёмника Окрестино, когда там содержались задержанные на акциях протеста. В то же время ди-джей был там внутри, и он описывал, что там происходило. А врач – как к нему привозили пострадавших. Хотелось посмотреть на случившееся с разных сторон, и это впечатление отложилось больше всего.
После выхода фильма мне пришло очень много благодарностей от белорусов. И те, кто уехал, и те, кто остались в стране, всё ещё живут в тех событиях, в самой Беларуси всё ещё не закончилось. И для них было важно отрефлексировать этот год, и понять, что происходило тогда, и что происходит до сих пор.