RU
Найти публикации претендентов, лауреатов или интервью
  • Борис Грозовский
Борис Грозовский
Интервью

«Призывы к борьбе с рабством угрожают государственному строю». Как устроен рынок «экспертов» на службе у СК

Читать материал - победитель

Борис Грозовский: В России нет верховенства права, а в последние годы, когда усилилось судебное преследование инакомыслия, возросла роль экспертизы, заказываемой государственными обвинителями. Была ли клевета, содержится ли в высказывании экстремистский призыв или возбуждение ненависти, – на вопросы такого рода судьи просят отвечать экспертов: лингвистов, психологов, социологов. Просматривая публикации по резонансным делам, связанным с преследованием инакомыслия, я раз за разом отмечал, что в этих делах очень важны заключения экспертов, что в них написана очевидная и предвзятая белиберда, что они практически повторяют выводы следствия и, в свою очередь, почти без изменений копируются в решениях судей. Вдобавок в «политических» делах раз за разом повторяются фамилии одних и тех же «учёных», для которых удовлетворение нужд следствия стало хорошим приработком. На этом специализируются целые лаборатории, центры, кафедры, даже вузы, проводятся конференции, издаются «научные сборники»… Меня возмущает подобное использование науки.
Непосредственным толчком к подготовке этой заметки (спасибо TheInsider за возможность писать лонгриды!) стала серия публичных дискуссий, которые я проводил в этом сезоне в Сахаровском центре. Одна из них была посвящена диссертационным «фабрикам» и проводилась вместе с «Диссернетом» и «Троицким вариантом». Я читал авторефераты диссертаций, защищаемые в российских вузах, и думал, что единственное, чем потом могут заниматься авторы всей этой бессмыслицы, – это писать «распилочные» госпрограммы и позорные экспертные заключения для суда.
Другой разговор был посвящён счастливому окончанию «макового» дела Ольги Зелениной. В этом деле было много томов экспертизы, честной и лживой. Дело Зелениной – пример преследования эксперта за честную экспертизу. Таких примеров становится все больше. Я счастлив, что эти беседы подтолкнули сооснователя «Диссернета» Андрея Заякина и его помощников заняться анализом плагиата в судебных решениях. Но меня плагиат возмущает чуть меньше, чем ложь, глупость, государственное насилие и нарушение базовых гражданских и политических прав людей. Стало ясно, что судебная экспертиза превратилась в целую индустрию, и у неё есть свои «герои». Поэтому я не мог не собрать, обобщить и проанализировать механизмы «правоохранительной» машины, которая при помощи псевдо-учёных преследует свободных людей и наказывает тех ученых, которые не хотят подчиниться системе.
Правозащитная журналистика (здесь в первую очередь спасибо «Медиазоне» за подробное описание множества дел) более склонна к репортажам и страстным колонкам. Мне же кажется продуктивной попытка дополнить ее аналитикой при помощи методов, заимствованных скорее из экономической и научно-популярной публицистики. И ещё: мне очень интересно и важно показать, как авторитарная политика «убивает» российскую науку и образование. Этому посвящена продолжающаяся серия лонгридов в TheInsider.