RU
Что будем искать?
  • Редакция "Холода"
    Редакция "Холода"
Интервью

Податливое создание

Читать материал - победитель

В июне 2023 года российский военный, который пошел на войну добровольно — 26-летний Владислав Измайлов — перешел на сторону Украины. Не только российская пропаганда, но и сами добровольцы, с которыми я говорила для предыдущих своих материалов, часто объясняют решение пойти воевать жаждой стать героями для своего государства, проявить себя как «настоящих мужчин», обрести смысл жизни. Мне показалось важным понять: что может заставить человека сделать шаг, перечеркивающий все эти заявления? Какие чувства должен испытать человек, чтобы пойти на то, что в его окружении будет считаться предательством?

Прежде чем перейти на сторону Украины, Владислав Измайлов несколько месяцев провел в украинском плену. О пленных российских военных, их обмене, условиях их содержания в тот момент существовало много пропагандистские материалов с обеих воюющих сторон, а независимых текстов будто бы не хватало. Мы в редакции решили заполнить этот пробел и рассказать об этом с опорой на факты и через призму человеческих историй.

В ютубе очень популярны интервью, которые украинцы берут у россиян прямо в плену, позволяя им взамен покурить, выпить кофе, поесть конфет и позвонить родным. Такое интервью давал, прежде чем перейти на сторону Украины, и Владислав Измайлов. На этих видео российские военные часто ругают власть и раскаиваются в убийствах украинцев. А мне хотелось понять, что россияне, уже освобожденные из плена, скажут на этот счет в интервью добровольном. 

За эти два года я много писала о россиянах, которые поддерживают войну. И часто пыталась найти ответ на вопрос о том, что может заставить их изменить свои взгляды, какое событие может спровоцировать их перестать доверять пропаганде. Я разговаривала с героями, которых не переубедили ни гибель близких, ни несправедливость со стороны российских властей, с которым столкнулись они сами. Поэтому когда я узнала, что в плену украинцы пытаются, как говорят сами военные, «перевоспитать» россиян — рассказывают им о военных преступлениях, совершенных Россией, об убийствах мирных людей, о пытках в тюрьмах в ДНР — мне показалось важным понять, как российские солдаты реагируют на эту контрпропаганду, меняет ли их услышанное. 

В моей публикации есть свидетельства того, что россиян пытают после того, как берут в плен. Для российского медиа в изгнании, которое выступает против войны, текст о нарушениях прав человека со стороны Украины — вещь репутационно опасная: среди читателей с антивоенной позицией существует мнение о том, что нельзя перекладывать ответственность на жертву агрессии. Этой же позиции придерживаются и украинские власти. Тем не менее, мне кажется важным всесторонне рассказывать о том, что такое война и что она делает с людьми по обе ее стороны.

После публикации, кстати, мне написал один из моих героев — освобожденных из плена российских солдат. Он был недоволен, что кроме рассказа о том, как украинцы пытали его, я еще и рассказала с опорой на расследования коллег о том, как пытают и убивают пленных украинцев россияне.

С самим Владиславом Измайловым — солдатом, перешедшим на сторону Украины — я поговорить не смогла. Поэтому о том, что заставило его принять такое решение, я могу судить только со слов солдат, которые были в плену вместе с ним. Мне кажется, его история — это рассказ о том, что на бессмысленной войне, начатой Россией, невозможно найти ни служение стране, ни смысл жизни, и в итоге решение о том, на чьей стороне воевать, ты принимаешь с мыслями о пачке сигарет и стакане кофе и с ужасом от перспективы быть убитым кувалдой своими же за слова, которые ты произнес на интервью.