RU
Что будем искать?
  • Аида Живых
    Аида Живых
Аида Живых
Интервью

«Особенная красота манипулятивной работы с людьми»: как работает фонд, который продвигает запрет абортов в России

Читать материал - победитель

Когда мою маму выписали со мной из роддома, на выходе нас поджидали корреспонденты местной газеты: оказалось, что газете нужно было фото для материала о демографии. Годы спустя моя жизнь совершила круг — и я написала статью об антиабортном фонде «Женщины за жизнь». И интервью у демографа взяла.

Моя статья вышла в самом разгаре новых ограничений на репродуктивные права женщин. В ней я рассказала, как фонд обманывает женщин и продвигает антиабортные инициативы по всей стране.

Всерьёз я заинтересовалась деятельностью фонда в июле: тогда их проект оценили на форуме АСИ, а в Мордовии первые клиники начали отказываться от процедуры абортов. Тогда о «Женщинах за жизнь» почти ничего не писали. Я тоже вначале подумала: может, это очередная пролайф-программа, которая ничем масштабным не обернётся?

Но интуиция меня не подвела — и я продолжила собирать материал. Пока я писала статью, проект фонда «Здравствуй, мама!» успел стать федеральным, а их горячую линию начали рекламировать в государственных клиниках. Я звонила на горячие линии, прошла семичасовую школу для волонтёров фонда, мониторила чаты, искала данные по открытым и закрытым источникам. Многому приходилось учиться на ходу: я никогда не писала расследования. Честно говоря, временами было страшно, ведь я всё ещё нахожусь в России.

Сегодня уже семь регионов приняли закон о «запрете склонения к аборту», который был лично разработан основательницей фонда Натальей Москвитиной. Фонд также задал печальный тренд другим регионам по отказу от процедуры прерывания беременности в частных клиниках. Честно говоря, страшно осознавать, как быстро может эскалировать ситуация.

Но было и смешное: примерно через неделю после того, как мы написали о «Женщинах за жизнь» в канале ФАС, про наше движение вышло пропагандистское «расследование» — очень забавное и абсурдное. В качестве спикера туда пригласили Наталью Москвитину, которая рассказала, что мы выполняем «заказы на дискредитацию» её фонда.

Наверное, российским чиновникам сложно понять, что журналисты могут писать исходя из совершенно других соображений и ценностей — например, честности и гуманизма. Для меня эта статья — про то, как расходятся интенции и действия, про недопустимость ситуации, когда женщины и дети рассматриваются как объекты и инструменты, а не как люди. И, конечно, про отсутствие реальной заботы и безопасности у женщин в России.

Спасибо «Редколлегии» за то, что высоко оценили мою работу — я была очень удивлена, когда узнала, что стала лауреаткой. Никогда не думала, что моя статья будет стоять в одном ряду с работами журналистов, которых я долгие годы читаю и люблю.

Отдельно я хочу поблагодарить Дарью Серенко и Ф. Серебренникову — редакторок, без которых эта статья не вышла бы в том виде, в котором она сейчас есть. А ещё я хочу сказать спасибо всем активисткам Феминистского Антивоенного Сопротивления и других инициатив, которые продолжают борьбу за репродуктивную справедливость в России.