RU
Что будем искать?
Интервью

Контрсанкции. Как сотрудники ФСБ пытались отравить Владимира Кара-Мурзу

Читать материал - победитель

Решение «Редколлегии» премировать наше расследование об отравлении Владимира Кара-Мурзы стало для нас приятной неожиданностью. Возникшее в 2021 году желание жюри обратить внимание на расследования The Insider  заслуживает всяческой похвалы, и если члены «Редколлегии» продолжат это начинание, то обнаружат множество других, не менее значимых наших расследований: об отравлении офицерами ФСБ Алексея Навального и целого ряда российских активистов, о хакерах из ГРУ, о связях Владимира Путина с Тамбовской ОПГ, об идентификации ГРУшников, отравивших Скрипаля и Емельяна Гебрева, о дворцах Лаврова и Шойгу, об участии МИД в наркотрафике и многом-многом другом.

Одной из печальных тенденций последнего времени стало то, что все большее число расследований посвящено внесудебным казням, которые осуществляются силами Службой по защите конституционного строя ФСБ вместе с их коллегами-химиками из НИИ-2. И хотя мало у кого были сомнения насчет того, что за отравлениями Кара-Мурзы и Навального стоит государство, нам было все-таки важно установить конкретные имена и звания исполнителей этих покушений. Мало у кого из нас были иллюзии по поводу того, в какой стране мы живем, но до сих пор сложно привыкнуть к мысли о том, что государство (с санкции Владимира Путина, как можно догадаться) может решить убить любого гражданина просто потому, что тот позволяет себе критиковать власть и заниматься оппозиционной деятельностью.

Более того, судя по тому, что нам удалось обнаружить, внесудебные казни в России поставлены на поток, и жертвой политических убийств может оказаться кто угодно – от ключевых оппозиционеров, до региональных журналистов (как, например, Тимур Куашев). Такого массового использования внесудебных казней не было со сталинских времен, и поразительно, что даже тогда, когда все это вскрылось со всеми фактами, именами и доказательствами, мы продолжаем жить прежней жизнью и обсуждать прежние темы, как будто бы уже успев привыкнуть к мысли о том, что наш президент – серийный убийца.