RU
Что будем искать?
  • Татьяна Брицкая
    Татьяна Брицкая
  • Анна Артемьева
    Анна Артемьева
Татьяна Брицкая
Анна Артемьева
Интервью

Одна

Читать материал - победитель

Татьяна Брицкая

Чтобы оштрафовать Антонину за «дискредитацию армии», пришлось вызвать ушедшего на пенсию судью. А чтобы добраться до суда, ей трижды пришлось нанимать машину — расстояние 120 км, автобус не каждый день. Трижды оштрафованному деревенскому метеорологу на погашение штрафов за сутки набрали всем миром. Не пожертвовали только односельчане. Позже они вынудили Тоню уехать навсегда. А Паша, сын Никулиной, погиб под Авдеевкой в составе армии РФ. Он пошел на фронт добровольцем.

Мы с Аней Артемьевой в прошлом году снимали фильм про отца-пацифиста, в таких же обстоятельствах потерявшего сына-добровольца. Теперь нашли мать. Антонина – женщина с именем из песни Шевчука – оказалась сама на эту песню похожа. Красивая, гордая, горькая. Ей не хотелось плакать в кадре.

Спустя пару месяцев мы добрались до Юшкозера – карельской депевни, изгнавшей своего единственного праведника. Жители сплошь «иноагенты»: финны помогали восстановить мост, финны помогали восстановить Дом культуры… Теперь жители верят, что на деле финны собирались Юшкозеро захватить! А еще далекую Республику Коми. Ни один из тех, в чьи дома мы стучались, не нашел слов извинений для Антонины. Осуждают не за то, что против, а за то, что не молчала. Молчать она не хочет. И не только она. Поэтому мы – «Новая газета» – и остаемся в России работать. Иначе где вы услышите их голоса?

Анна Артемьева

Несмотря на все происходящее, я чувствую свое большое преимущество – я остаюсь в России (во многом благодаря чисто биологическому фарту немобилизуемого пола) и продолжаю работать с единомышленниками-коллегами в своей растерзанной, полупустой, но все еще живой родной редакции.

В редакции, покинутой половиной ее команды и частью аудитории, задушенной штрафами и блокировками, униженной цензурой, распродающей значимое на аукционах, запугиваемой избиениями и арестами – но не изменившей своей антивоенной позиции.

Моя редакция чем-то похожа на героиню этого материала.

По-человечески и профессионально мне хотелось бы делать материалы про точки соприкосновения оппонентов, пытаться объяснить и понять образ мыслей людей, искренне верящих в официальную позицию, находить возможность для диалога… Но эта история снова про болезненный и непримиримый раскол в обществе и про ту огромную цену, которую смелые одиночки платят за право иметь собственное мнение.