RU
Что будем искать?
  • Елена Трифонова
    Елена Трифонова
Интервью

«Когда стоишь у ног умирающего, его душа висит справа от тела, в верхнем углу. Туда обращайся»

Читать материал - победитель

История про Гомбо Цыденова появилась неожиданно для меня самой. В посёлок  Балаганск мы с коллегами поехали за другими темами. Когда мы запустили журнал «Люди Байкала», решили, что нам обязательно нужна история про сельского фельдшера. Я кинула клич в Фйсбуке: «Ребята, кто знает хорошего фельдшера из глубинки?». Мне ответил Гомбо Цыденов. Позвал в свою больницу и пообещал познакомить с отличным молодым фельдшером. Он хотел, чтобы мы написали позитивную историю, прочитав которую, молодые медики поедут в деревню. Так что, мы ехали писать вовсе не про Гомбо, а про фельдшера из соседней деревни Кумарейка.

В поездку мы отправились в апреле. Это был самый разгар пандемии. Накануне мне звонили врачи из другого района и рассказывали, что им приходится брать  анализы на Сovid-19 в двойных одноразовых халатах. Я понимала, что регион вообще не готов к пандемии, особенно отдалённые районы. У нас в области недофинансирование медицины в прошлом году составляло около 5 млрд рублей по оценкам независимых экспертов. Медики постоянно жалуются на махинации с зарплатами. Работают обычно на 1,5-2 ставки, а получают – за одну. Дефицит кадров около 50%, особенно высок на селе. Например, в этом году собираются построить 47 фельдшерских пунктов, но даже уже построенные ФАПы стоят пустыми. Не хватает 167 фельдшеров.

В общем, мне было очень интересно посмотреть, как Балаганская больница в этих условиях справляется с коронавирусом. Было важно, что в регионе ввели ограничения на передвижения между районами, все командировки пришлось отложить. А Гомбо выделил нам спецтранспорт. За пять часов мы на Газели «скорой помощи» отлично доехали до Балаганска.

Но приехав, мы увидели, что как раз с коронавирусом там всё в порядке. И это была заслуга исключительно главного врача. Он не оглядывался на начальство в минздраве, а просто взял и ещё зимой перекроил больничный бюджет,  купив для врачей средства защиты по разумным ценам. И своих людей он защитил на первое время. Стало понятно, что сам главный врач – очень интересный герой для текста, и мы записали с ним интервью.

Кстати, многие вещи он рассказывал не на диктофон, а просто в личной беседе. Например, историю про смерть молодого охотоведа и шаманку.  Позже я попросила у него разрешения включить этот отрывок в текст. Одним из самых ярких эпизодов стал рассказ об  англичанине Нике Винтере, которого Гомбо и его коллеги спасли, что называется «голыми руками», без МСКТ и прочей аппаратуры. Кстати,  с Николосом мы потом списались в Фейсбуке и он очень живо отреагировал на ситуацию, в которой оказался Гомбо. Он написал, что хочет приехать в Иркутск или хотя бы  позвонить министру здравоохранения Иркутской области, чтобы рассказать,  какой Гомбо замечательный врач и как больнице с ним повезло.

Любой текст – это коллективный продукт. Я очень рада, что с  нами работает замечательный фотограф Антон Климов. Его фотографии для меня всегда открывают новые смыслы в истории. Я смотрю на них, когда пишу текст и снова погружаюсь в атмосферу места, в котором мы побывали. Это большая редкость и удача для нас.

Большую роль в этой истории сыграл мой редактор. Благодаря ему, я перестала искать в этой истории «черную кошку в темной комнате», то есть коронавирус, которого нет,  и увидела реальные проблемы героев. Коронавирус  до маленькой сибирской деревни, можно сказать,  не дошел. Но здравоохранение в глубинке в ужасном состоянии. Для того, чтобы здесь совершать подвиг на рабочем месте, не нужна пандемия, и вообще не нужна экстремальная ситуация.

Рассказ про Гомбо Цыденова – это история о том, что жизнь российского врача в глубинке – это ежедневный подвиг, который никто не замечает. Не замечают жители деревни, не замечают депутаты местной Думы. Они видят, что врачей не хватает, но не знают, что их не хватает везде, даже в крупных городах.  Кто в этом виноват, кому жаловаться?  Для пациентов  крайним остаётся главврач, вот ему и достаются все шишки. А сам он жаловаться не может никому, потому что иначе – получит нагоняй от начальства, больнице обрежут финансирование и так далее. Он находится в зависимом положении. Кстати, журналистов Гомбо Цыденов принимал с опаской, и то,  что он нас вообще пригласил – определенная  смелость с его стороны, за что я ему искренне благодарна.

Меня часто спрашивают: это печальная или светлая история? Я сама не знаю, если честно. Я думаю, у Гомбо Батуевича все будет хорошо. У него и сейчас всё хорошо, потому что он занимается  любимым делом, служит людям (как бы пафосно это ни звучало) и у него есть мечта построить больницу.  А без сложностей ему было бы скучно, он и сам об этом говорит. В конце концов, хороший врач никогда не останется без работы.

Но для Балаганска, это скорее, печальная история. В журнале «Люди Байкала» мы много пишем о проблеме географического неравенства. Если ты живёшь в сибирской деревне, никогда не сможешь получить такое же качественное образование или медпомощь, как в городе. Я не говорю, о каких- то развлечениях. Нет самых необходимых вещей:  сотовой связи, интернета, общественного транспорта. И нет особой надежды на перемены.