RU
Что будем искать?
Интервью

Это нам подбросили. 40 тысяч раз

Читать материал - победитель

Работа с судебными данными на основе массового анализа текстов является, пожалуй, особым «коньком» дата-отдела Новой Газеты. Судебные данные в России практически безграничны: публично доступны более 100 миллионов судебных актов. В отличие от других публичных баз данных, которые имеют тенденцию становиться все более закрытыми (Росреестр), или непубличных баз, которые, к сожалению, перестают утекать (МВД), база данных судебных решений только пополняется, появляются новые ресурсы, позволяющие проводить по ней более структурированный поиск.
Если жанр судебного репортажа обильно представлен в российской прессе, то жанр системного исследования судебной власти практически не существовал в нашей журналистике. Он был представлен скорее в академической сфере, в основном в работах группы исследователей Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге. С самого начала судебного проекта дата-отдела Новой Газеты мы советовались с коллегами из ЕУ СПб, и благодарны им за методическую помощь, в частности, Кириллу Титаеву, Дмитрию Скугаревскому, Алексею Кнорре, Арине Дмитриевой, Екатерине Ходжаевой.
Еще до массового анализа судебных актов было подмечено, что даже отдельный текст приговора может выдать с головой судью как бездумный резиновый штамп, как манекена в мантии. Эти наблюдения позволили сформулировать основную гипотезу нашей серии расследований: аномалии в судебных актах связаны с аномалиями в правосудии. Так, в наиболее масштабном нашем расследовании мы выявили тысячи случаев судебных решений, написанных под копирку и десятки судей-«болванщиков».
Аномалии могут быть выявлены как «диссернетовским» сличением текстов, так и поиском статистических «странностей» в параметрах судебных актов. Каждая «аномалия» позволяет сфокусироваться на конкретном деле или группе дел, и уже дальше разбираться детально с тем, что именно составляло нарушение закона в данном процессе. Примеры таких расследований – «Оскорблены и очень опасны», «Мелкие преступники», «Стыдно сказать».
Поводом для написания текста «Это нам подбросили. 40 тысяч раз» были подброшенные полицейскими журналисту Ивану Голунову наркотики. Данный текст – пример популяризации достижений Европейского университета в анализе извлекаемых из судебных решений данных. Он хорошо подтверждает общую идею нашего проекта: там, где аномалия – будет и нарушение закона. Алексей Кнорре подметил странность в распределении масс изъятых наркотиков – мы сделали оценку снизу, сколько раз сотрудники силовых структур совершили уголовное преступление, сфабриковав результаты оперативно-розыскной деятельности, и сравнили с тем, как такие преступления преследуются (спойлер: никак).
Я убежден, что корпус судебных актов нулевых – десятых гг. XXI в. – важнейший материал к рано или поздно имеющему состояться над теми людьми, которые именуют себя судьями, процессу в связи с массовым вынесением ими неправосудных решений. Такой процесс не состоялся в начале 90-х над совдеповскими «судьями», которые преследовали людей за их убеждения и отправляли здоровых людей в психушки, так что сейчас на самых верхних этажах судебной системы находятся лица, председательствовавшие в советское время на процессе Феликса Светова. Каждый наш текст про суды – это еще один том к большому обвинительному заключению русского «Juristenprozess». Планирую дожить.