RU
Что будем искать?
  • Саша Сулим
    Саша Сулим
Саша Сулим
Интервью

Его никто не искал, а он продолжал убивать. «Маньячная группа» 15 лет ловила в Иркутской области серийных убийц — несмотря на противодействие начальства и безразличие жителей

Читать материал - победитель

Саша Сулим: Это мой четвертый материал, связанный с темой «ангарского маньяка». Все началось два года назад, зимой 2017-го. Тогда Михаил Попков, уже приговоренный к пожизненному заключению за убийство 22 женщин, признался еще в 59 аналогичных преступлениях. Мы в редакции решили ехать в Иркутск и Ангарск, чтобы поподробнее узнать историю Попкова, а также разобраться, почему его так долго не могли поймать. И уже тогда эта история поразила меня своей многогранностью — кроме ужасных событий, связанных с убийствами женщин, там была еще очень интересная линия следователей и оперативных сотрудников.
Спустя еще полгода я опять поехала в Ангарск, чтобы взять интервью у Попкова и у следователя СК Евгения Карчевского. Эти два интервью стали вторым и третьим материалами про «ангарского маньяка».
Все это время я поддерживала связь с оперативным сотрудником МВД Иркутской области Артемом Дубынином. Однажды он написал мне, что в Иркутской области появился новый маньяк, который уже больше десяти лет насилует женщин в небольшом городке Тулун. Я попросила Дубынина сообщить мне, когда преступника поймают, прошло еще несколько месяцев, и вместе с новостью о том, что насильника, наконец, арестовали, я узнала, что Артем ушел на пенсию — в 35 лет.
Тогда я и сказала Артему, что хочу написать текст об их группе следователей и оперативников — так называемой «маньячной группе», которая поймала не только «ангарского» и «тулунского» маньяков, но и за несколько лет до этого вышла на след и арестовала педофила. Он согласился. С одной стороны, мне хотелось рассказать о людях, которые фактически специализируются на поимке серийных преступников, с другой, разобраться, как так вышло, что большинство из них уже не работает в МВД.
Из всей группы я была знакома только с Дубыниным — именно он помог мне связаться с остальными ее участниками. Было видно, что уже бывшие коллеги очень доверяют друг другу: все собеседники были готовы отвечать на любые мои вопросы — потому что их об этом попросил Артем.
К сожалению, не все герои текста появились в нем под своими именами — а только те, что уже ушли на пенсию. Руководство Иркутского МВД не одобрило мой запрос на общение с действующими сотрудниками, вернее, проигнорировало его. Мои источники, близкие к иркутскому МВД, рассказали, что «сверху» допускать журналиста иностранного СМИ к этой истории не захотели.
Зато в организации интервью со следователем СК Иркутской области Евгением Карчевским никаких проблем не было: и в Москве, и в Иркутске на мою просьбу отреагировали быстро. Это еще раз подчеркивает разницу в отношении к своим сотрудникам со стороны двух этих ведомств. Именно МВД Иркутской области ставило палки в колеса «маньячной группе» все годы ее работы.
Однажды мой, увы, уже бывший редактор Шурик Горбачев, очень точно сформулировал то, о чем я пишу некоторые свои тексты — о природе зла. Мне и правда очень интересно, в какой момент в человеке рождается что-то, что заставляет его или дает ему некое внутреннее разрешение на то, чтобы совершать чудовищные поступки. В истории «ангарского маньяка» меня никогда не интересовало, сколько женщин и каким образом этот человек убил и изнасиловал, мне было интересно узнать, как он себе объяснял свои поступки и как себя оправдывал — или не оправдывал.
Но кроме самого преступника — воплощения абсолютного зла — в этой истории есть еще и те, кто ему противостоит. И ими оказались совершенно обычные мужчины, в которых, на первый взгляд, нет ничего героического, чего-то, что бы их как-то выделяло, обращало на них внимание. Они мало похожи на героев многочисленных российских и иностранных сериалов о детективах и следователях, они и не смотрят эти сериалы, и не особенно интересуются миром за пределами своей профессии.
Это обычные мужики, которые на вопрос: «Зачем они что пошли в милицию?», — отвечают: «Чтобы бороться со злом». И ты веришь им, потому что вся их жизнь это доказывает. В последнее время таких историй мы слышим и читаем все меньше. Сейчас слово «полицейский» ассоциируется, скорее, с новостями о пытках, злоупотреблениях и коррупции. Когда встречаешь тех, кто доказывает, что бывает и по-другому, испытываешь очень приятное чувство.
Текст про «маньячную группу» стал в итоге одним из самых заметных моих материалов — если говорить о реакции на него обычных читателей. Но главный отзыв, который я получила, это было сообщение с благодарностью от Артема Дубынина. От Иркутского МВД никаких комментариев я не получила, зато поступило сразу несколько предложений сделать из истории «маньячной группы» сценарий фильма или сериала.