RU
Что будем искать?

«Я не знаю, на чьей стороне бог»

Сын известного в Новосибирске религиозного активиста Юрия Задои Константин по заявлению отца помещен на принудительное лечение в психиатрическую клинику. Тайга.инфо побывала в больнице, чтобы выяснить, как расхождение во взглядах в семье довело молодого человека до койки в лечебнице.

Квартиры для своих

Арбитражный суд Томской области за последние три года передал в частные руки четыре квартиры, купленные за счет федерального бюджета для нужд суда. Новые владельцы квартир, по нашим данным, никогда в суде не работали, но в судах работали их родственники.

Счастливы с ВИЧ

Они носят страшный вирус 27 лет. Влюбляются, рожают детей и строят карьеры. Истории жертв массового заражения детей в больнице Элисты в 1988 году.

Советский святой: Настоящая история титанового короля Владислава Тетюхина

Если предложить красным директорам, ставшим в 90-х владельцами своих предприятий, загадать желание и пообещать, что оно сбудется, многие скажут: «Пусть государство заберёт у меня завод, а я буду, как раньше, наместником с широкими полномочиями». Владислав Тетюхин тоже не хотел перековываться в предпринимателя и отдал государству крупнейшую титановую компанию мира ВСМПО-АВИСМА. И хотя за свою долю он получил $170 млн, эта сумма происходила от сильно заниженной оценки акций — на рынке сделку называли грабежом.

Обычно у Тетюхина берут интервью как у мецената, вложившего все свои миллионы в суперсовременную больницу, единственную в своём роде на Урале, но на самом деле история титанового короля — о парадоксальной вере в государство, устраивавшее ему сюрпризы раз за разом, а также об итоге, к которому привела Тетюхина эта вера.

Новая волна

Как живут и уживаются в странах Балтии две волны миграции – советская и российская

Год в Сирии: во сколько России обошлась военная операция

30 сентября 2015 года, началась военная операция России в Сирии. За этот период расходы государства на операцию составили не менее 58 млрд руб., свидетельствуют расчеты РБК

Где зарыты собаки

Жители Карелии уже второй год теряют своих питомцев после отлова. Куда исчезают животные? Расследование 7×7.

Уголь. Дрожь земли

Добыча угля в Кузбассе все чаще ведется открытым способом — так гораздо дешевле. Но угольные разрезы наносят страшный ущерб экологии и здоровью людей. Интенсивные открытые разработки вызывают оползни и даже землетрясения

Не умеешь — не берись

В 2007 году в селе Модут Намского района в рамках Национального проекта развития агропромышленного комплекса построили «еврохотон» — передовой коровник, оборудованный по последнему слову техники. Передовое хозяйство уже года два как обанкротилось, и его как-то взяли и просто забыли. А как же миллионы? И куда делись коровы? Корреспонденты «Якутска Вечернего» попытались найти ответы на эти вопросы.

Хочу жить: Первая волна стартап-эмиграции из России и её герои

Историки говорят о трёх основных волнах эмиграции из России в XX веке. Два года назад пошла ещё одна волна, пока не сравнимая по масштабам. Интеллектуалы ощутили последствия крымской и восточноукраинской эпопей, санкций против России и антизападной пропаганды. Социологи согласны в том, что всё больше молодых людей хотят уехать, и власти выгодно, чтобы энергичные граждане с критическим мышлением эмигрировали. На этой волне и поплыл в США философский пароход интернет-предпринимателей, которые стартовали в конце нулевых и успели заработать на излёте высоких цен на нефть и потребительском буме.