RU
Найти публикации

Кремлевский спрут. Часть 2. Как ГРУ пыталось организовать переворот в Черногории

The Insider и Bellingcat продолжают совместное расследование вмешательства Кремля в политические процессы Восточной Европе. В этот раз рассказывается о том, как кремлевские спецслужбы, используя боевиков с опытом войны на Донбассе, пытались организовать переворот в Черногории, чтобы не допустить вступления страны в НАТО.

«Китайский расстрел» в станице Наурской (18+)

Новые обстоятельства «отражения» атаки на подразделение Нацгвардии в Чечне: нападавшие были задержаны живыми. И убиты выстрелом в голову

Старец

Вопреки расхожему мнению, эпоха свободомыслия и борьбы за демократию в церковных приходах Пскова не закончилась с гибелью отца Павла Адельгейма. Спустя три года после его смерти псковские священники не стали молчать, а написали жалобу в Московскую патриархию. Они открыто обвинили действующего митрополита Евсевия в самодурстве и «духовном садизме», посоветовав столичным чиновникам от православия вовремя отправлять на покой правящих архиереев.

Родом ниоткуда

Даниил Туровский рассказывает историю жителя Удмуртии, который забыл, кто он такой, 24 года прожил в Абхазии под чужим именем — а потом все вспомнил

Спецоперация «Буря в мундирах»

 

В заключительной серии криминального сериала «Дело спецслужб. Откровения генералов» расскажем о наиболее резонансных оперативных мероприятиях ГУЭБиПК МВД, осуществленных по указанию президента Владимира Путина, а также — раскроем уникальные детали сложной оперативной комбинации ФСБ, в результате которой было повержено подразделение Дениса Сугробова

Радуга возможностей. Для избранных

Изначально мы пытались выяснить, почему стоимость онкопрепаратов, которые в конце 2016 года закупила Краснотурьинская городская больница, так отличается от средних цен на те же лекарства в онлайн-аптеках, а в итоге вышли на… депутата Законодательного Собрания Свердловской области Александра Серебренникова.

Город олигарха Мельниченко

Как устроена жизнь в современном моногороде за полярным кругом и при чём тут самая большая в мире парусная яхта с дизайном от Филиппа Старка

Расследование «Черники»: как построить туристический комплекс без разрешительных документов?

Когда влиятельным бизнес-кланам становится тесно по соседству друг с другом, и земли на всех не хватает, они вынуждены уходить в регионы.  В провинции еще остались лакомые земельные участки, владение которыми возможно по уже отработанным в столицах схемам. «Черника» выяснила, как в Карелии можно вести строительство на землях государственного резерва (запаса) без разрешительной документации и не нести за это никакой ответственности.

«Мы подрядчики. С нами справиться легче».

Компания «Воркутауголь» больше пяти лет привлекает к работе на своих объектах шахтеров из других городов. Раньше поиском гастарбайтеров занималось несколько фирм, но сейчас крупный «игрок» остался только один — «Северная алмазная компания», которая подыскивает для «Воркутаугля» вахтовиков. Общественники и некоторые члены профсоюза уверены, что «Северная алмазная компания» — это фирма-прокладка, благодаря которой «Воркутауголь» экономит, да и просто получает гораздо более зависимых лояльных людей, которые вряд ли пойдут жаловаться.
Через несколько недель после взрывов на шахте «Северная» в феврале 2016 года «Северная алмазная компания» в течение дня расторгла договоры со своими работниками и отправила их домой. Однако через несколько месяцев снова пригласила на работу в Воркуту.
Кому принадлежит «Северная алмазная компания» и кому выгодно привозить в Воркуту горняков-гастарбайтеров? Ответы на эти вопросы искал журналист «7х7» Максим Поляков.

Не рекомендуется проявлять свою личность. Как живут, работают, зарабатывают и страдают в российских монастырях

Русская православная церковь сама по себе достаточно закрытая организация, а входящие в ее состав монастыри особенно недоступны для внешнего мира — о том, как устроена в них власть и экономика, да и о том, что там вообще происходит, приходится судить в основном по редким рассказам бывших и нынешних монахов. Специально для «Медузы» журналист Ксения Лученко изучила, как устроены российские монастыри.