RU
Что будем искать?

Куст конопли в шкафу и ферма в небоскребе. О сити-фермерах в России и мире

В Америке выращивают овощи на крышах супермаркетов. В Азии — строят четырехэтажные фермы. А российские энтузиасты выращивают салат в бытовках и помидоры на балконе. «Сноб» узнал, на что живут российские сити-фермеры и когда в продажу поступят бирюлевская руккола и купчинский салат.

Нефть и коммунизм

Пока в Москве идет реновация, жители одного из самых богатых регионов России пытаются избавиться от своего жилья. В Сургуте сотни людей десятилетиями живут в вагончиках на болоте, качают нефть в огороде, звонят Путину и ждут светлого будущего

Нам хочется жить хорошо Зачем российские подростки снимают домашнее порно со своим участием и продают его в соцсетях. Репортаж «Медузы»

Во «ВКонтакте», а также в других социальных сетях и мессенджерах набирает популярность детская эротика и порнография, которую создают сами подростки, желающие подзаработать (по закону никакой ответственности они за это не несут). Этот контент распространяется в сообществах с участием тысяч реальных покупателей и фейковых аккаунтов; вокруг него сложилась целая субкультура со своим сленгом и даже песнями. В том, как устроена эта индустрия и сколько денег детское порно может принести самим детям, разбирался журналист «Медузы» Павел Мерзликин.

«Простоял неделю. А потом его спилил бензопилой мой двоюродный брат» Как живет художник, установивший альтернативный памятник Ивану Грозному в Канске — в виде окровавленного деревянного кола

14 июля Владимир Путин на встрече с работниками Лебединского горно-обогатительного комбината заступился за Ивана Грозного. Президент России заявил, что «неизвестно, убивал ли Грозный своего сына», а образ «супержестокого человека» ему могли приписать иностранцы, которые боятся «нашей огромности». В связи с этим выступлением «Медуза» вспомнила о художнике Владиславе Гультяеве — в октябре 2016 года в городе Канске Красноярского края он установил альтернативный памятник Ивану Грозному в виде окровавленного деревянного кола. Таким образом Гультяев отреагировал на открытие в Орле первого в России официального памятника царю. «Соглашаясь с установкой таких памятников, мы молчаливо одобряем репрессии, пытки и казни», — пояснил он тогда. Мы попросили Гультяева рассказать, как складывается его жизнь после того яркого художественного жеста.

ВИЧ напоказ, часть вторая. На какие работы и почему не возьмут соискателя с «плюсом»

У работодателей есть разные способы узнать о диагнозе сотрудников. Одни устраивают медицинские осмотры, в которые включают тест на вирус иммунодефицита, а затем просят врачей рассказать им о статусах подчинённых. Другие проверяют персонал с помощью своих служб безопасности — обычно у таких подразделений есть неформальный доступ к базам данных правоохранительных органов, которые, в свою очередь, собирают сведения, в том числе и о ВИЧ-положительных. И то, и другое незаконно. Но жалуются на нарушения своих прав «статусные» редко — отношение к людям с вирусом в российском обществе, мягко говоря, подозрительное, поэтому они до ужаса боятся огласки. Вторая часть расследования «Звезды».

Как громили Гамбург, что там делали русские антиглобалисты и когда люди в черном доберутся до России

К концу недели уже отшумели страсти вокруг встречи Путина с Трампом в Гамбурге и штурмовавших город антиглобалистов в черном. У официальных СМИ возникли проблемы с трактовкой. С одной стороны, анархисты громили акул мирового капитала, которые хотят поставить Россию на колени. То есть, по идее враг моего врага — мой друг. Но проявить к ним симпатию — значит, показать, что, мол, такие бывают протесты, а уж этого допустить никак нельзя. Поэтому формулой кремлевского темника стало: «разжиревшие сынки родителей, которые тяжело трудились, неблагодарные отпрыски, мажоры с жиру бесятся».

Нужно подкинуть — подкинут, нужно подставить — подставят. Как в России сажают за употребление наркотиков и почему это не работает

С наркотиками в России активно борется и государство, и общественные организации — и чаще всего уголовные сроки люди в стране получают именно по статьям, связанным с наркотиками. Сейчас таких осужденных — больше четверти от общего числа заключенных в стране, в среднем каждому из них дают пять лет тюрьмы. При этом правозащитные организации и сами обвиняемые много говорят о том, что судят по таким делам часто не распространителей, а обычных потребителей наркотиков: правоохранители подкидывают им необходимое количество запрещенных веществ, выбивают из них показания силой и искусственно объединяют их в «преступные группировки». По просьбе «Медузы» Ильнур Шарафиев изучил, как устроена российская война с наркотиками — и к каким результатам она приводит.

Земля подсолнухов. К годовщине трагедии рейса MH17

В октябре Мэтью исполнилось бы 13. Год назад Пол и Мейбл с Мэтью переехали бы в новый дом, который они купили незадолго до последнего в жизни отпуска. История малайской семьи, которая 17 июля 2014 года узнала о существовании войны в Донбассе

Южа: Как живёт город, власть в котором захватили женщины

Южа — один из самых женских городов России, мужчин здесь меньше трети*. Женщины занимают в администрации 40 постов из 50 — в аппарате губернатора их называют «южским бабкомом». Женщины управляют крупнейшими заводами, аптеками, таксопарками, мастерскими иконописи, колониями, гостиницами. И очень этого стесняются.

Исследование РБК: все государственные театры в России убыточны

Журнал РБК проанализировал финансовые итоги работы почти 650 театров России в 2016 году. Результат неутешителен: если не учитывать дотации, в России нет ни одного коммерчески успешного государственного театра