RU
Что будем искать?

Подкаст «Что это было». Медицинский поезд, который идет на восток

Как оказывают помощь жителям Сибири там, где нет больниц.

«Свое, по-своему, сами». Как Света и Саша переехали из психоневрологического интерната

История пары, которая пока знает жизнь «только по телевизору», но хочет жить как все.

Это дядя Витя, он хороший

Репортаж  из Киселевска, где педофил убил двух девочек.

Выселки. Как на Кубани пытают людей

Полицейские в Выселках с помощью пыток «расследовали» все подряд: от мелкой кражи до убийства. И оставались безнаказанными. Почему Кубань стала столицей полицейского беззакония — в фильме ROMB.

«Большинство отсюда не выйдет»

Репортаж из реанимации главного ковидного госпиталя Екатеринбурга. Там есть все — и молодые, и привитые, и без хронических заболеваний

Маленькая и с погонами

Как устроена психологическая помощь в российских тюрьмах — и почему она не работает.

45 дней этапа. Путь в колонию через пол‑России глазами осужденного (по делу «Сети») Виктора Филинкова и его защитницы

Осужденного Филинкова  везли в колонию в Оренбурге через Вологду, Киров, Екатеринбург и Челябинск. Вслед за ним отправилась и защитница Евгения Кулакова.

Пришло решение — продать квартиру и вложить деньги в «Финико»

Почему в России каждый год выявляют сотни финансовых пирамид, а приговоров по антипирамидальной статье единицы.

Кольцевая линия. Как живет Усть-Катав — город, создающий трамваи и теряющий людей

Город, поставляющий трамваи в другие страны, сам по себе кажется совсем заброшенным. Туда непросто добраться, а еще никто им не занимается.

«Демонстративная казнь»

На Кубани опека через суд пытается забрать 13 приемных детей с инвалидностью из двух семей.