RU
Что будем искать?

Однополярный мир. Как Путин присвоил Северный полюс

Кто и как за последние 20 лет пытался получить контроль над расположенным вблизи Северного полюса уникальным дрейфующим полярным лагерем «Барнео» и какое влияние на эту борьбу оказала война России против Украины.

«Мать больного ребенка не может спорить с чиновниками»

Как родители тяжелобольных детей борются за лекарства, которые жизненно необходимы, но которых нет.

Депутат от округа Лубянка. Как ФСБ использовала евродепутата Жданок для вмешательства в европейскую политику

Жданок помогала распространять дезинформацию, используя для этого трибуну Европарламента, и «сливала» ФСБ информацию, которую могла получить, используя свой статус евродепутата. Ее донесения сыграли свою роль в разгоне Евромайдана.

Самосожжение из-за увольнения и граффити в МГУ: как протестовали при Хрущеве и Брежневе

Как и где «простые» советские граждане выражали свое недовольство.

Как Россия возвращается в тоталитаризм

Новый спецпроект ОВД-Инфо о том, что происходило в стране в последние 12 лет и как обернуть движение в бездну вспять.

«Ее либо в могилу, либо замуж. Она уже не девушка»

Как ранние и принудительные браки калечат судьбы женщин в северокавказских республиках

Копить дольше, чем учиться. Сколько стоит высшее образование в России, и кому оно доступно

Сколько стоит качественное высшее образование, как растет конкурс, сколько мест уже занято квотами, какие профессии выбирают абитуриенты и кем их хочет видеть государство.

Трудное наследие под контролем: что происходит с музеями памяти в России

То, что остается от государственных экспериментов и войн, со временем попадает в музеи и становится трудным наследием. В России эту память сохраняют музеи о ГУЛАГе и репрессиях — независимые инициативы, которые со временем перешли под контроль государства.

Вертикаль Кадырова

Историческое расследование о том, как Рамзан Кадыров был приведен к власти и какие преступления он совершил за те 20 лет, что управляет Чечней.

Монеточка — о новом альбоме, артистах-заложниках в России и «иноагентстве»

Лиза Монеточка в интервью Юлии Таратуте — о своем новом альбоме, «иноагентстве», артистах-заложниках в России и как ей живется после отъезда.