RU
Что будем искать?

Бурятия: родственные узы, детство в селе из 28 дворов, Бурнацком и возрождение исторической памяти

Эпизод подкаста «говорит республика _»  посвящён Бурятии.

Коми: наследие ГУЛАГа, актированные дни и зумерские шаньги в тормозке

Подкаст «Свои» о республике Коми, регионе с трудным прошлым и неоднозначным настоящим. Стремительно сокращающееся население, наследие ГУЛАГа, морошка и лыжи — все это про Коми. В гостях у авторов подкаста — один из лучших знатоков региона, общественный деятель, правозащитник, журналист Павел Андреев

 

«Потолок и дальше будет ехать»

Как учатся, добиваются ремонта и живут с «упадническими настроениями» в деревянных школах в Иркутской области

«Всё выгребли». Как параллельный импорт из Казахстана помогает россиянам не замечать войну

После вторжения в Украину против России ввели беспрецедентные санкции. Но многие россияне до сих пор не ощутили на себе их эффект. Это стало возможным благодаря параллельному импорту, а иногда и просто контрабанде через соседние страны.

Границы – это для царей. Спустя столетие буряты повторяют массовый исход из России в Монголию

Кочевье в попытке избежать отправки на очередную русскую войну – судьба народа. После объявления частичной мобилизации из Бурятии уехали не менее двадцати тысяч человек. Около половины из них – этнические буряты и бурятки.

«Чем мы хуже беженцев из Херсона?»

Жители Ейска, пострадавшие от падения военного самолета на жилой дом, переживают, что Минобороны не дало им жилья и даже не извинилось. Но в целом государство ни в чем не винят

Путь Медведева: из «либерала» в ястреба войны

Арка персонажа голливудского масштаба. Как из «обычного парня» превратиться в антигероя, восхваляющего войну и ненавидящего себя на примере Медведева расскажет Александр Макашенец.

«Собери носилки на фронт»

Как школьников, студентов и пенсионеров по всей стране привлекают к изготовлению снаряжения для военных

Как выживают теплоходы

Российский речной флот и люди, благодаря которым тот всё ещё существует

Подкаст «Дедлайн». Молятся за мир, но поддерживают войну. Православные медиа — теперь тоже часть агрессивной военной пропаганды

Как и для чего Кремль использует РПЦ во время войны? Православные медиа теперь — рупоры пропаганды? Насколько успешно им удается играть эту роль?