RU
Найти публикации

Майор Измайлов: «В Чечне была каша, а я должен был ее пропагандировать. Конечно, я этого не делал»

«Первая чеченская» изменила судьбы многих людей. Судьба майора Измайлова, — Вячеслава Яковлевича Измайлова, — ставшего журналистом «Новой газеты», — настолько удивительна, что вряд ли могла приключиться с ним где-нибудь еще, кроме России, и когда-либо еще, кроме как в девяностые.

В интервью специально для проекта YeltsinMedia он рассказал о том, как он, военный, пришел к тому, чтобы отговаривать гражданских от службы в армии, как стал сначала героем, а потом и автором газетных публикаций, как спасал заложников из чеченского плена (точное количество которых не знает), а также о том, что он про все это думал.

«К нам приходят люди из большого дома и удивляются. Они на зарплату себе такого позволить не могут»

Они свободны от личного имущества, от налогов, политики, работы, родственных связей и планов на будущее. Они ночуют там, где застанет темнота. Они всегда могут раздобыть спиртное, одежду и еду. Мы называем их бомжами, задерживаем дыхание, проходя мимо, и делаем вид, что их нет. Их действительно почти не существует в привычном и понятном нам мире. Они живут в своём, параллельном. Однако граница между нашими мирами проницаема. В одностороннем порядке. «Приличный человек» не пустит бездомного на порог своего дома, зато путь на «дно оврага» открыт всем.

Бердмены

Большую часть года орнитологи живут вдали от семьи, встают в несусветную рань, чтобы описывать птиц и их повадки. Зачем они этим занимаются?

Монитор-1 Главу грозненского «Мемориала» Оюба Титиева судят за наркотики. Шура Буртин рассказывает его историю — и историю современной Чечни

Татьяна 911

Татьяна Седых уже 14 лет в одиночку делает независимую газету в Ванинском районе Хабаровского края. За это время она получила премию Артема Боровика и премию Андрея Сахарова. А еще — сожженный дом и покушение на жизнь.

Концлагерь на 10 миллионов уйгуров. Китай построил в провинции Синьцзян полицейское государство будущего. Мы там побывали

 

 

Театральное дело

Весной 2017 года Следственный комитет провёл первые обыски в рамках уголовного дела, которое теперь все знают как «дело Серебренникова», «дело «Седьмой студии» или «дело «Платформы». Шесть человек, среди которых известный во всём мире режиссёр, обвиняются в том, что украли у государства больше ста миллионов рублей, выделенных на постановку спектаклей. И за это могут сесть в тюрьму на 10 лет. Мы — журналисты Катерина Гордеева и Роман Супер — попытались разобраться, в чём суть этого дела. Говорили с людьми, знающими, что такое театр — в том числе с точки зрения денег. Изучали финансовые документы. Общались с теми, с кем никому прежде не удавалось. Разбирались, почему овации зрителей и комплименты Минкульта обернулись арестами. И конечно, ходили на все судебные заседания.

Гроб, кладбище, сотни миллиардов рублей. Как чиновники, силовики и бандиты делят похоронный рынок — и при чем тут Тесак

Ежегодно в России умирает около двух миллионов человек. Оборот похоронной индустрии только официально составляет около 60 миллиардов рублей в год; размер ее теневого сектора, по оценке властей, может достигать 250 миллиардов. За последние тридцать лет ритуальный рынок в России делили несколько раз — участвовали в этом и представители организованного криминала, и силовики, и государство. В результате в разных регионах постоянно возникают эксцессы: от перестрелки на Хованском кладбище в Москве до перекидывания трупов через забор в Екатеринбурге, несанкционированных массовых захоронений в Тольятти и суицида владельца кладбища в Омске. Спецкор «Медузы» Иван Голунов разобрался с тем, как устроен ритуальный рынок в России, — и выяснил, как контроль над ним постепенно переходил от людей, близких к криминальным структурам, к людям, связанным с государством.

Мужество и преданность профессии

В этом месяце присуждение премии совпало с известием о трагической гибели троих российских журналистов в Центрально-Африканской республике. Наши коллеги не успели сделать материал, ради которого поехали туда. Как мы знаем сегодня, они работали над фильмом о деятельности российских частных военных корпораций за рубежом. Поддержка расследовательской журналистики — один из главных приоритетов премии Редколлегия. Поэтому, наряду с материалом «Новой газеты», мы решили присудить премии этого месяца их незавершенному расследованию. Мы выражаем бесконечное признание их мужеству и преданности профессии. Эта премия — ещё и возможность (пусть недостаточная и запоздалая) отметить в целом замечательную работу Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко: их особый вклад в российскую журналистику. Денежный эквивалент премии за этот месяц будет передан семьям наших погибших коллег

10 минут в классе воспитательной работы

В распоряжении юристов фонда «Общественный вердикт» оказался уникальный документ: десятиминутная видеозапись с портативного видеорегистратора, который, согласно закону, обязаны носить все сотрудники ФСИН. Мы не можем рассказать о том, как именно юристы получили эту запись, однако мы можем ее показать. Ролик, который мы разместили на сайте «Новой», не всякий зритель сможет досмотреть до конца.