RU
Найти публикации претендентов, лауреатов или интервью

«А тела оставьте себе». История восьми приятелей, которых сначала похитили в Дагестане, а затем расстреляли и сожгли в Чечне

Осенью 2016 года в Дагестане в течение одной недели пропали восемь местных жителей, некоторых из них вооруженные люди похитили на глазах у свидетелей. Вскоре восемь человек были расстреляны во время спецоперации в соседней Чечне, а их тела сожжены. Генетические экспертизы показали их родство с семьями пропавших. Юлия Сугуева рассказывает, почему к похищениям могут быть причастны дагестанские силовики, родные не верят в смерть детей, а самих погибших, вероятно, вскоре ждет посмертный суд в Чечне.

Деревенщина, «хозяин», садист

В ноябре 2017 года, через год после скандала с избиениями гражданского активиста Ильдара Дадина, начальник сегежской колонии №7 Сергей Коссиев взял отпуск, из которого на работу больше не вернулся. Он вышел на пенсию, но через некоторое время стало известно, что на Коссиева и его заместителя Анатолия Луиста заведено уголовное дело. Коссиева обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями (часть 1 статьи 285 Уголовного кодекса, максимальное наказание — четыре года лишения свободы) и в превышении должностных полномочий (часть 1 статьи 286, максимальное наказание — тоже четыре года лишения свободы). «7х7» в партнерстве с «Медиазоной» публикует расследование о бывшем начальнике «семерки». Журналист «7х7» Глеб Яровой рассказывает о том, как система ФСИН превратила деревенского весельчака Коссиева в садиста-опера и большого начальника, и о том, за что он будет отвечать перед судом, а за что — нет.

Белая папаха Хабиба

«За сутки я сшил 40 папах, вся семья помогала — весь дом в шерсти, всюду шапки»: как популярность бойца UFC Хабиба Нурмагомедова помогла дагестанским ремесленникам наладить бизнес

Московская клиника предлагала делать «женское обрезание» девочкам до 12 лет по религиозным мотивам.

Неподалеку от метро «Бауманская», в двухэтажной пристройке к складам XIX века, недавно переделанным под лофты, находится многопрофильный медицинский центр «Бест Клиник». Он работает под лозунгом «Клиника, внушающая доверие» — а обследование там можно пройти по большинству медицинских направлений: от стоматологии и психотерапии до хирургических и косметических операций. Среди прочих услуг на сайте клиники «Медуза» обнаружила  клиторэктомию — операцию по так называемому «женскому обрезанию».

Телега из Кремля. Рассказ о том, как власти превратили Telegram в телевизор

Несколько лет назад в России появился плутовской, но самый настоящий рынок — анонимных telegram-каналов. На этом рынке очень хорошо научилась играть власть: от Кремля до «Роснефти» и семьи Ковальчуков. Мы расскажем, как этот рынок устроен изнутри.

Одинокая драка

Люди вовсе не привыкают к тяжелой жизни, к лишениям, потерям и испытаниям. Они не смиряются. Смирение противоестественно для жизни, оно начинает ее пожирать, это медицинский факт. Нужен внутренний бунт. Сколько бы ни нашлось у тебя сильных помощников, даже если лучшие врачи бьются за тебя, это все равно твоя одинокая драка. Люди об этом мало знают и часто говорят всякую ерунду. Пока не придет их очередь.

Секретные свидетели против «Свидетелей Иеговы». После решения Верховного суда по всей России арестованы уже десятки верующих

Полтора года назад Верховный суд России признал экстремистской и запретил центральную организацию «Свидетелей Иеговы» и все ее региональные отделения. С тех пор жизнь российских последователей этого учения — сами «Свидетели» говорят о 175 тысяч верующих — сильно усложнилась, за год в СИЗО или под домашним арестом оказались больше 50 человек. Елизавета Пестова рассказывает, как устроено уголовное преследование постоянно ждущих конца света «Свидетелей Иеговы».

Майор Измайлов: «В Чечне была каша, а я должен был ее пропагандировать. Конечно, я этого не делал»

«Первая чеченская» изменила судьбы многих людей. Судьба майора Измайлова, — Вячеслава Яковлевича Измайлова, — ставшего журналистом «Новой газеты», — настолько удивительна, что вряд ли могла приключиться с ним где-нибудь еще, кроме России, и когда-либо еще, кроме как в девяностые.

В интервью специально для проекта YeltsinMedia он рассказал о том, как он, военный, пришел к тому, чтобы отговаривать гражданских от службы в армии, как стал сначала героем, а потом и автором газетных публикаций, как спасал заложников из чеченского плена (точное количество которых не знает), а также о том, что он про все это думал.

«К нам приходят люди из большого дома и удивляются. Они на зарплату себе такого позволить не могут»

Они свободны от личного имущества, от налогов, политики, работы, родственных связей и планов на будущее. Они ночуют там, где застанет темнота. Они всегда могут раздобыть спиртное, одежду и еду. Мы называем их бомжами, задерживаем дыхание, проходя мимо, и делаем вид, что их нет. Их действительно почти не существует в привычном и понятном нам мире. Они живут в своём, параллельном. Однако граница между нашими мирами проницаема. В одностороннем порядке. «Приличный человек» не пустит бездомного на порог своего дома, зато путь на «дно оврага» открыт всем.

Бердмены

Большую часть года орнитологи живут вдали от семьи, встают в несусветную рань, чтобы описывать птиц и их повадки. Зачем они этим занимаются?