RU
Что будем искать?

Кибермонархия Константина Малофеева: как устроен бизнес православного миллиардера

Константин Малофеев был героем корпоративных войн конца 2000-х, но чуть не потерял все, ввязавшись в войну с ВТБ. Он готовит триумфальное возвращение в качестве лидера новой монархической партии, под которую создал новый медиахолдинг.

Мы сами — силовики. Рынок политического насилия захватывают частные игроки — люди, прошедшие Сирию и Донбасс. Раньше он принадлежал сотрудникам ФСБ и МВД

В России существует рынок негосударственного политического насилия. Его услугами пользуются разные клиенты, в том числе власти — для борьбы с общественными и гражданскими активистами, конкурентами и даже госслужащими.

Норд-Ост. 17 лет

Голоса тех, кто выжил, тех, кто выводил детей из здания на Дубровке, тех, кто участвовал в штурме.

По системе «все свои»

Теневая индустрия гостеприимства для граждан Поднебесной активно развивается уже четыре года, но на федеральном уровне на нее обратили внимание только в сентябре после «китайского коллапса» в музеях Санкт-Петербурга. “Ъ” разобрался, как устроен этот бизнес.

Поколение ТЦ

Для поколения рождённых в нулевые торговые центры с фудкортами и магазинами заменили собой дворы и улицы и стали основным фоном жизни, где прошло всё их детство и подростковый период.

Черный список президента

Истории шести политических узников Узбекистана

«Я тебя и убью». Как в России смягчают наказания за истязания и убийства детей в семьях и почему виновных нередко просто отпускают

Дата-отдел «Новой газеты» обнаружил, что больше 80 процентов преступлений против детей в России совершаются именно в семье.

Холивар. История рунета

Авторский сериал Андрея Лошака рассказывает о том, как возник в России интернет, прозванный “Рунетом”, и как он со временем менялся.

Требуйте пересчета голосов после отстоя результатов. Как оппозиция теряет мандаты в муниципалитетах Петербурга

Партийцы «Единой России» после волеизъявления в Петербурге превратились в потерпевших. В отличие от предшественников, их в избиркомах слышат.

Проплаченные статьи и псевдоконференции: как вузы пытаются повысить свои рейтинги

Российские университеты потратили почти 80 млрд рублей на попадание в топ-100, но добиться желаемого не могут.