RU
Что будем искать?

Эльмар Муртазаев: «Не врать, следовать принципу фактов, не допускать передергивания»

Член жюри премии о принципах в журналистской работе и участии в Редколлегии

Фото: Михаил Мокрушин / РИА Новости

 

Как вы оказались в Редколлегии?

Меня позвали в команду жюри полтора года назад. Этот проект я уже знал. Согласился, потому что считаю развитие и сохранение журналистики в России чрезвычайно важным.

Вторая причина — у меня появилась возможность верифицировать свою оценку происходящего в стране благодаря общению с жюри.

Третья — в Редколлегии сформирована хорошая технология отбора материалов благодаря экспертам: ты совершенно бесплатно получаешь инструмент качественной навигации по СМИ и отслеживаешь большие тренды в российской журналистике.

Какие материалы попадают в лонг-лист премии?

Материалы на сайт каждый месяц отбирает экспертный совет. Эти тексты, видео или аудио должны отвечать внутренним критериям премии — общественной значимости, высокому качеству журналистской работы. Важно, что в список номинантов попадают не только прогремевшие на всю страну темы, но и незаметные в московском потоке информации другие социальные, политические и экономические материалы из региональных изданий.

Помимо первого механизма отбора, члены жюри могут предлагать для номинирования материалы, которых не было в списке наших экспертов. Такое случается достаточно часто.

Как жюри выбирает победителей?

Каждый месяц на нашем горизонте появляется Сергей Пархоменко с грозным предупреждением: «Я жду от вас номинаций». В подавляющем большинстве случаев мы к его появлению готовы. Из лонг-листа составляется шорт-лист — список номинантов. Дальше мы голосуем и в итоге выбираем победителей в том или ином месяце. 

Часто возникают дискуссии. Но надо сказать, договорится в итоге получается.

Забавно, что с течением времени у моего шестилетнего сына даже появилось выражение: «У тебя Редколлегия пошла». Члены жюри живут в разных часовых поясах, и когда начинают дискутировать поздно вечером или ночью, телефон не успокаивается. Сын видит это и говорит: «Опять у тебя Редколлегия заработала».  

Что для вас важно при выборе победителя?

Поскольку я выходец из деловой журналистики, необходимым условием считаю точную и аккуратную работу с фактами. Для меня это важно.

Ценю и второй момент — резонанс. Вспомнил совершенно замечательный материал из сентября прошлого года — «Я тебя и убью» в Новой газете. Он про насилие по отношению к детям в российских семьях. В тот момент все обсуждали дело сестер Хачатурян. Новая газета опубликовала анализ, где исследовала насилие, обозначала причины и выводы. После прочтения ты понимаешь, что дело сестер — совершенно чудовищная история — не что-то экстраординарное. Мы живем в стране, в которой это можно рассматривать как очередной частный случай, который просто стал известным. То, о чем писали авторы в тот момент, было резонансным, острым и социально значимым.

Еще пример — совместный материал The Bell и издания Проект — «Коммерческие ребята»: как ФСБ крышует российские банки. Во время его публикации все как раз обсуждали дело задержанного полковника ФСБ, обвиненного в мошенничестве. Тема тоже резонансная и значимая: сегодня интегрируемость и вовлеченность силовых органов в российский бизнес — запредельная. Когда какое-либо СМИ осмеливается качественно об этом говорить, это тоже мне важно.

Еще подумал, что все с большим интересом наблюдаю за российским ютьюбом и подкастами. Есть ощущение, что экспериментальная площадка российской журналистики — там. Интересно наблюдать, как эта новая журналистика экспериментирует с форматами. Например,  «Дорога в Аскиз» в журнале Холод. Историю серийного убийцы из Хакасии рассказали и в статье, и в серии подкастов очень круто и интересно.

У вас большой опыт работы в международных изданиях. Как сейчас зарубежные СМИ относятся к российской журналистике?

Помню, что в начале двухтысячных в разговоре с английскими и итальянскими коллегами я задавал им аналогичный вопрос об оценке качества российской журналистики, и она была высокой. Сейчас, если говорить прямо, информационная война, разразившаяся после Крыма, — да и до, — очень плохо влияет на отношение зарубежных журналистов к России. Общий фон довольно печальный из-за вала пропаганды и лжи. Тем ценнее маленькие островки редких СМИ, которые пытаются делать что-то полезное даже в таких условиях.

Одна из целей Редколлегии — в том числе поддерживать независимую региональную журналистику. Но как работать честно, если твое издание в регионе напрямую от кого-то зависит?

Это очень тяжело. 

Главное — не врать. Давайте прямо — мы часто оказываемся в ситуации сложных компромиссов. В регионах эта ситуация еще острее стоит. Я знаю людей, которым просто некуда будет пойти, если их выгонят из местного издания. Когда рынок региональной прессы состоит из одной губернаторской газеты и второй, которая так или иначе с первой связана. И даже в таких тяжелых случаях важно помнить, что врать нельзя.

Второе. Следовать принципу фактов. Не допускать передергивания. Во многом из-за того, что этот принцип повсеместно не соблюдается, наша страна отравлена недоверием по отношению к работе журналиста.

Третье. Из личного: в 1994 году я фактически вынужден был бежать из Узбекистана в Россию, потому что нашему СМИ грозило уголовное дело. Я был молод, мне было двадцать два. Я поехал в Москву, и мне страшно повезло: я попал в газету «Сегодня», где в том числе познакомился с Сергеем Пархоменко и другими известными журналистами. Я попал в издание, в котором не было ксенофобии или предвзятости, мне дали шанс, и дальше моя журналистская жизнь как-то сложилась. Я все это к тому, что, если вам кажется, что жизнь совсем тяжела, вы свободны в своих решениях, в том числе географических — мир безграничен.

Представьте, что к вам за советом пришел начинающий журналист. Какие тексты или авторов будете рекомендовать ему в первую очередь?  

Зависит от жанра. Если его интересуют расследования, буду рекомендовать смотреть и читать то, что делает The Bell, Проект, Медуза, Новая газета. Если речь про репортажи, посоветую ютьюб: то, что делает сейчас Алексей Пивоваров в Редакции, дико интересно и очень круто. Много интересного создает и Илья Варламов в своем блоге.

Первым делом спрошу, что именно человек собирается делать. Современная журналистика позволяет делать многое в разных жанрах — хоть расследование на основе публичных данных, хоть видеоблог, хоть подкаст. Независимо от жанра продолжу твердить про три принципа — факты, честность, понимание того, что сейчас важно, чтобы твоя работа принесла пользу.

Назовите ТОП-5 материалов из личного рейтинга в 2019-м

Постараюсь вспомнить разные жанры.

  • Уже упомянутые Коммерческие ребята The Bell и издания Проект про крышевание российских банков ФСБ.
  • Очень понравился материал Медузы про рынок негосударственного политического насилия — Мы сами — силовики.
  • Исследование Проекта о том, кто такие российские судьи — Госкорпорация «Правосудие».
  • Фильм «Побег» Сергея Ерженкова на Дожде — о двух толстовцах, которые бежали от цивилизации.
  • Дорога в Аскиз, Холод. Действительно холодная зарисовка российской жизни, на основе которой запросто можно сделать мрачный нуарный сериал.