Павел Каныгин: ««Я верила, что нас там нет, на Украине»»

Лауреат за Июль 2017 ««Я верила, что нас там нет, на Украине»» Новая газета, Москва

«Этот материал вышел в конце июня, и он рассказывает о матери и о сыне, о семье Агеевых, которая попала в очень тяжелую, очень трудную и неловкую ситуацию: российский военнослужащий оказался в плену на территории Украины, а его мама делает все для того, чтобы он был освобожден, пытается повлиять на его судьбу, но, к сожалению, в России это сделать очень тяжело.

Таких историй масса, десятки. За год только в моей практике это второй случай. Такая же история произошла с Александровым и Ерофеевым, и я вижу, насколько все это близко и похоже. Мама ефрейтора Агеева делает все для того, чтобы освободить своего сына или хотя бы встретиться с ним. Но к сожалению, она в этой ситуации оказалась в абсолютном одиночестве. Она стучится во все двери в Москве, во все инстанции, куда только можно, но всюду ей отвечают: «Извините, ваш сын отправился туда как доброволец, как наемник, мы ничего сделать не можем. Российская Федерация не имеет никакого отношения к этому».

Мы видим, что и пленный Агеев, и его мама действительно оказались заложниками в этой чудовищной гибридной войне между Россией и Украиной. Мы в который раз убеждаемся, что жизнь конкретного человека не имеет большой ценности в этой стране. Ни жизни русских в Донбассе, ни жизни тех, кого отправляют на их защиту, не имеют никакой ценности. Ценность имеет только некая геополитика, все остальное – это ерунда, расходный материал. К сожалению, понимание этого наступает слишком поздно.

Делая эти материалы и рассказывая о таких историях, я хотел, чтобы у людей была возможность хотя бы видеть, на что они идут. Чтобы у русских матерей и их сыновей, у русских парней, солдат, было понимание, насколько ужасна война, когда тебя могут бросить, и ты останешься один. Я бы хотел, конечно, чтобы люди об этом знали».