Михаил Данилович: «ВИЧ напоказ. Как врачи нарушают тайну диагноза и чем это оборачивается для живущих с «плюсом»»

Герои для материала искались не сказать, чтобы очень легко. Почти все, кто пострадал или боится пострадать от разглашения врачебной тайны, не хотели говорить о себе открыто. Многие не хотели это делать даже анонимно. У некоторых всё в каком-то смысле хорошо: есть партнер, «отрицательный», от него скоро появится ребёнок. Внутри семьи всем всё известно, живут в любви. Есть лишь один страх – огласки. И понимание того, насколько она реальна. В том числе поэтому с моим редактором Анастасией Сечиной мы решили рассказывать истории не только пермяков, хотя изначально задумывали осветить положение дел лишь в одном регионе. В конце концов, проблемы людей с ВИЧ, связанные с несоблюдением тайны диагноза, в России не сильно зависят от места жительства. Из всех официальных структур сразу на встречу согласился лишь руководитель краевого центра СПИД Евгений Сармометов. Все остальные – представители краевой станции переливания крови, ГУ МВД – отказывались от личного общения, на запросы присылали отписки. При этом, например, по интернету гуляет база с закрытой полицейской информацией (такую, только ещё и с диагнозами, раньше можно было найти на рынке в Москве). После выхода материала одни медики говорили, что мы всё выдумали и вообще отстали от жизни на то ли десять, то ли двадцать лет, – сейчас брезгливого отношения к «положительным» якобы нет, никто их анонимность не нарушает. Об этом в одном медучреждении мне твердили и до выхода публикации – и при этом назвали фамилию девушки, чью тайну «хранят». Другие врачи отмечали, что написано всё так, как есть. Когда я общался и с первыми, и с вторыми, понимал, что мы всё сделали правильно. А вообще несоблюдение тайны диагноза людей с «плюсом» – проблема для всех, а не только живущих с вирусом. Ведь нарушение, в частности, начинается с того, что врачи рассказывают друг друг о чужих болезнях – перестраховываются. «Я получше инструменты обработаю, если узнаю, что обслужил ими вичёвого, – рассуждает стоматолог. – Или вообще выкину». Иными словами, обычно стоматолог обрабатывает инструменты абы как. И это лишь один пример. Спасибо моему редактору Анастасии Сечиной, она помогала выделять главное и указывала на слабые места. Настиному проекту Школа журналистов-расследователей «Точка доступа». И премии «Редколлегия» – за моральную и материальную поддержку.