Полина Русяева, Андрей Захаров: «Расследование РБК: как «фабрика троллей» поработала на выборах в США»

«Первый раз про «фабрику троллей» в журнале РБК мы написали весной. Тогда нам удалось найти и соединить в единое целое то, что столь явно лежало на поверхности, что даже не бросалось в глаза. Более 15 новостных и информационных порталов с посещаемостью уже более 50 миллионов в месяц: мы тогда назвали это явление, ответвившееся от «фабрики троллей», «фабрикой медиа» и описали его как «патриотический холдинг».

СМИ этого холдинга открыто создают политически правильную повестку, поворачивают новости в нужное русло, преувеличивают едва заметные или придумывают отсутствующие детали, расставляя акценты на свое усмотрение. Они просто формируют повестку такой, какой она должна быть, — по их мнению.

Но разбираться в этом «их мнении», оценивать с позиций «хорошо/плохо», «правильно/зло» – не работа бизнес-журналистов. Нам любопытно – смотреть на «фабрику» как на набор выработанных механизмов и инструментов, изучать изнутри, как пашет эта машинка, созданная в основном не-журналистами. И мы тогда посмотрели – безоценочно и в деталях, дособрав тот самый отсутствующий в тексте эмоциональный окрас по соцсетям и блогам. И получили за свою работу нашу первую премию «Редколлегия».

А через полгода к общественности вышел Facebook с отчëтом о «вмешательстве «троллей» в выборы президента США» – и мы в журнале взялись за вторую часть. Это было логично: во-первых, уже весной мы рассказали о двух аккаунтах «фабрики», работавших в англоязычном сегменте соцсетей, а во-вторых, эта «kremlin-linked организация» ни много, ни мало избрала Трампа, наперебой доносилось из США. Да и целом, к осени информационный пузырь вокруг «троллей» стал таким, что казалось: нельзя не осуждать.

Но нам вновь захотелось посмотреть на «фабрику», вышедшую за пределы российской информационной повестки, с точки зрения внутренней организации, а не пришивать очевидные лейблы и ставить напрашивающиеся клейма. И тогда открылось занимательное. Например, выяснилось, что руководству петербургской тролль-махины, через которую прошли за пятилетку несколько тысяч человек, удалось с копеечным по меркам рекламного рынка бюджетом взрастить SMM-щиков, которые, кажется, нужны всем. Одна штатная единица с зарплатой около 60 тысяч рублей производит контент, умудряется посеять его так, что виральность достигает сотен тысяч, а то и миллионов просмотров, умеет одной рукой написать ботов, которые раскрутят на первом этапе аккаунт в Twitter, а другой – снять видео и удаленно найти американского активиста, который запостит его от своего имени.

В чужой стране у сотрудников «фабрики» по сути не может быть идеалов – они же выступают скопом, бригадой обезличенных «троллей». В один ноябрьский день, уже после выборов, они в центре Нью-Йорка организовывают два мероприятия – в поддержку и против избранного президента Трампа. Они, «тролли», представляются людям как угодно или как выгодно, на первом плане – эффективность коммуникации: поэтому для чернокожих они работают активистами движений за их права, а для соседей по штатам – ярыми их противниками. Посты «троллей» репостят члены семьи и штаба главы США, ведущие СМИ и признанные эксперты и предприниматели – залогом успешного распространения контента в Сети далеко не всегда нужна верификация источника.

Они, «тролли», могут себе позволить снять порно с актрисой, похожей на одного из кандидатов, или откровенно соврать – потому что в Сети у них нет «лиц», они свободны от обязательств или чувствуют безнаказанность, ибо в целом общество привыкло, что в интернете всегда кто-то не прав. А если и прав, то это не всегда теперь важно.

В своем втором расследовании про «фабрику» мы вновь оставили все наши светлые мысли и эмоции за кадром, сконцентрировались на действиях, приëмах и бюджетах – на том, что сложно оспорить мерками морали. Но даже с нашим текстом произошло чудное – он удачно попал во все аудитории: на Западе (а мы получили высокую цитируемость в американской прессе и в иностранных блогах) его сочли еще одним доказательством того самого «вмешательства», а родная пропаганда подала его с нескрываемой усмешкой по отношению к действиям чиновников США.

Все вдруг разом научились читать желаемое, а не нами написанное: то, что для одних становится «аж $2 млн и сразу 90 человек», для других с легкостью превращается во «всего лишь $2 млн и какие-то 90 человек». И это – яркое подтверждение полярности мышления, ставшего в последнее время нормой: либо белое, либо чëрное, и одно из двух кому-то выгоднее в данный момент, а значит, даже нейтральный факт складывается в одну из корзинок. Но хочется поскорее уже вернуться в мир трезвости (или не выныривать из него), чтобы не переставать отличаться от «троллей».