Роман Шлейнов: ««Новичок» уже убивал. Публикуем материалы громкого уголовного дела, доказывающие российское происхождение супероружия»

После того, как в английском Солсбери были отравлены бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь, Великобритания заявила о том, что использованное отравляющее вещество системы «Новичок» имеет российское происхождение, и что российские власти либо причастны к отравлению, либо утратили контроль над сильнодействующим ядом. Наши власти эти обвинения отвергли. Не знаю, кто прав. Но я очень удивился, когда российское информагентство и федеральные телеканалы в качестве эксперта по «Новичку» показали Леонида Ринка – ученого-химика, который сказал, что отравить Скрипаля могли сами британцы.

Дело в том, что у меня сохранились материалы давнего уголовного процесса об отравлении банкира Ивана Кивелиди в 1995 году. Следствие продолжалось много лет. И Ринк тогда рассказывал следователям и суду о том, как передавал и продавал людям, связанным с криминалом секретное отравляющее вещество, разработанное и полученное в режимной лаборатории. Смерть наступает от простого прикосновения к ничтожно малому количеству этого вещества, –  едва различимой капле. Банкира убили поместив такую каплю под заглушку винта телефонной трубки в его кабинете.

В материалах следствия были экспертизы вещества. Я показал их двум ученым, которые работали с системой «Новичок», и они поделились мнением, что вещество, убившее Кивелиди, относится к той же системе.

Проблема в том, что в ходе следствия говорилось о 8-9 ампулах отравляющего вещества, которые были «расфасованы с целью сбыта». А конфисковать, судя по материалам дела и суда, удалось 4 ампулы. В каждой ампуле содержались сотни смертельных доз. По мнению двух экспертов, при аккуратном синтезе и при хранении в запаянной ампуле, вещество может быть смертельным спустя 25-30 лет.

Материалы следствия и суда об убийстве Кивелиди сохранились у меня потому, что долгое время я собирал сведения о разных случаях отравлений, – с тех пор, как много лет назад при довольно странных обстоятельствах умер Юрий Щекочихин,  – один из основателей расследовательской журналистики в России, который в свое время пригласил меня на работу в отдел расследований «Новой газеты». Юрий Щекочихин интересовался темами, связанными с коррупцией в спецслужбах, и мешал прекращению громких уголовных дел, поскольку был депутатом Госдумы и входил в комиссию по борьбе с коррупцией, которая, нередко настаивала на более глубоких расследованиях и могла напрямую контактировать с зарубежными правохранителями. К сожалению, долгое время официального расследования этой смерти не было и даже после того, как оно в итоге состоялось, нам не удалось понять, что именно вызвало сильную и очень редкую аллергическую реакцию, которая стала причиной смерти Юрия Щекочихина.