Шура Буртин: «Монитор-1 Главу грозненского «Мемориала» Оюба Титиева судят за наркотики. Шура Буртин рассказывает его историю — и историю современной Чечни»

Шура Буртин: Ещё когда Оюба арестовали, у меня возникла мысль: надо бы написать что-то биографическое. Я некоторое время тормозил, потому что надеялся, что за это возьмётся Елена Милашина, которая тоже его прекрасно знает. А потом мне позвонила Светлана Алексеевна Ганнушкина, попросила этим заняться, и я начал работать. К этому моменту несколько грозненских «мемориальцев» уже эмигрировало в Москву, и я сначала поговорил с ними, а потом поехал туда.

Над текстом я работал совместно с моей женой, Юлией Вишневецкой. Весь процесс занял несколько месяцев. Уже закончив сбор материала, же стали думать, кому его стоит отдать, и пришли к выводу, что «Медуза» подходит лучше всего. Они отнеслись к материалу прекрасно, конкретно с нами Шурик Горбачёв, очень внимательный редактор.

Среди односельчан и коллег Оюба он окружён обожанием. Все понимают, что это экстраординарная личность, человек  невероятной силы и красоты, почти святой. И во всех разговорах люди хотели выразить, какой он прекрасный, но чувствовали, что не могут этого сделать, потому что словами это сложно передать. Меня очень сильно поразил разговор с одной из его помощниц из грозненского «Мемориала», которая сейчас уже в Москве. Она рассказывала про будничную сторону их работы. И это особенно круто звучало из её уст, потом что это хрупкая девушка, которая вела жизнь в постоянной опасности, под носом у кадыровцев.

Ещё очень трогательным был разговор с племянниками Оюба. Им правозащитная сторона неважна, Оюб для них –  просто старший наставник, который, с одной стороны, выступает как важный моральный авторитет, а с другой стороны является человеком крайне чувствительным и мягким. Там был одна ситуация, крайне нехарактерная для Чечни: один из племянников, рассказывая про Оюба, начал плакать, когда вспомнил, что тот его никогда не ругал. Вообще-то в Чечне нравы строгие. И это семейное тепло очень трогает.

За правозащитным героизмом Оюба может быть плохо видна другая важная часть его натуры. Мы все, когда самореализуемся, стараемся направить нашу энергию в то или иное русло. И Оюб всю жизнь направлял свою энергию на то, чтобы быть хорошим человек, в его терминах – хорошим мусульманином. Мы все стараемся быть такими, но по остаточному принципу. А для него именно эта сторона жизни самая важная, он постоянно старался сделать так, чтобы всем вокруг было хорошо, заботился обо всех. И правозащита его была возможна только потому, что он так как всем относился.

Поездка по Чечне была стрёмной, но главная проблема в этой работе связана с тем, что материала мы набрали на целую книжку. После того, как я всё расшифровал, мы ещё два месяца это с большим трудом сокращали. Очень не хотелось выкидывать все эти истории, но две трети пришлось убрать. Но, надеюсь, что они теперь не пропадут.