Ильнур Шарафиев: «18 тысяч рублей за человека Как устроено трудовое рабство в России»

«Были проблемы с тем, чтобы сфокусировать и ужать тему, она постоянно расползалась. Тогда я хватался за голову, звонил редактору – Александру Горбачеву и он предлагал какие-то решения, через неделю снова хватался, звонил ≠ мы находили решение и так по кругу».

Ильнуру Шарафиеву 23 года. Он постоянно работает в Центре современной культуры «Смена» в Казани («зря вы не приходите»), а в свободное от работы время пишет тексты для «Медузы»: В последнее время получается писать примерно текст в месяц.

Над материалом «18 тысяч рублей за человека. Как устроено трудовое рабство в России» Ильнур Шарафиев работал около месяца (октябрь-ноябрь 2016 года). История (рабство) была напрямую связана с текстом, который вышел на «Медузе» в конце августа – «Дом с нормальными явлениями». Тема для публикаций («про отстойную жизнь», как назвал её сам Ильнур), возникла после того, как он увидел материал в другом СМИ. Там была прямая речь наркозависимых, которые попали в «мотивационные дома». «Они рассказывали про то, как их «лечили» – в основном, холодной водой и кулаком. Так как рассказывали несколько людей одно и то же, стало понятно, что за их историями есть какая-то система, и мне захотелось о ней подробно рассказать», – объясняет Ильнур.

После «мотивационных домов» или бесплатных реабилитаций стало понятно, что надо рассказывать дальше: про «реабилитации», куда могут попасть не только наркозависимые, то есть уже про то, что можно назвать рабством.

При подготовке материала возникли ожидаемые проблемы с героями: люди, которые были в рабстве, не хотели вспоминать о своем прошлом или боялись, что их узнают «хозяева» и отомстят им. У каждого из героев была травма, связанная с этим, работала ответная реакция – если что-то плохое и было, то не со мной (например, били, но не меня). «Приходилось перебарывать себя, когда спрашивал детали, убеждая, что читателю все это нужно. И, естественно, мало кто сразу был готов начать рассказывать все это незнакомому человеку – приходилось подолгу знакомиться, прежде чем говорить с включенным диктофоном».

«Есть ощущение, что надо рассказывать дальше, – пишет Ильнур. – И после небольшой паузы мы планируем это сделать».