Претенденты

Ирина Панкратова, Николай Менделев
«Считавшиеся раньше опасными отходы со стройплощадки судебного квартала сочли обычным мусором» Деловой Петербург, Санкт-Петербург 18.10.2017

Управделами президента сэкономит 2,5 млрд рублей на вывозе отходов и грунтов с площадки на проспекте Добролюбова, где будет строиться судебный квартал за 36 млрд рублей. Если раньше класс опасности отходов оценивался как первый, самый опасный, то теперь речь идет о строительном и бытовом мусоре.

Василий Полонский
««Молодежь смотрит на отсидевших и вышедших, как на героев»: как Крымские татары учатся протестовать» Дождь, Москва 17.10.2017

После массовых крымских татар в отставку подал местный министр по делам национальностей Заур Смирнов. До этого из ста участников пикетов были задержаны 49, которых после отпустили. Акция была направлена против постоянных обысков в домах местного населения и подозрений в сотрудничестве с запрещенной организацией «Хизб ут-Тахрир». Удалось ли федеральному центру добиться доверия крымских татар после разгона меджлиса (запрещенного в России) и как они обучились уличным протестам, рассказал Василий Полонский.

Пётр Маняхин
«Гектар национальной идеи: кому нужны родовые поместья» Батенька, да вы трансформер, Москва 17.10.2017

Экология в крупных городах хромает, и желание оградить себя от всего этого безобразия и жить на берегу чистого ручейка вполне понятно. В России философия экопослений приобретает причудливые формы, смешиваясь с неоязычеством, ура-патриотизмом и традиционными семейными ценностями. Специальный корреспондент самиздата Пётр Маняхин изучил, кто и зачем строит родовые поместья, сколько на этом зарабатывает глава движения и как свобода от города превращается в зависимость от идеи.

Таисия Бекбулатова
«Опохмелимся и будем думать, как развиваться после ICO. Как московский банкир-анархист сбежал в деревню и придумал свою криптовалюту» Meduza, Рига 18.10.2017

Криптовалюты с недавних пор популярны в России у тех, кто работает на земле и с сельским хозяйством, — о своих проектах в этой сфере объявили сразу несколько кооперативов и бизнесменов из разных регионов страны. Самый яркий из таких предпринимателей — Михаил Шляпников, 53-летний владелец хозяйства в подмосковном Колионово, который несколько лет назад попал в заголовки новостей, когда суд запретил ему печатать собственные деньги, а теперь создал криптовалюту и привлек под нее инвестиций почти на два миллиона долларов. Спецкор «Медузы» Таисия Бекбулатова отправилась в гости к Шляпникову, узнала его историю — и выяснила, почему российских фермеров так интересуют криптовалюты.

Илья Жегулёв
«Блокчейн как инструмент развития ДНР Как в непризнанных республиках вокруг России пытаются зарабатывать на криптовалютах» Meduza, Рига 17.10.2017

Чтобы добывать криптовалюты, необходимо много электричества — и чем оно дешевле, тем майнинг выгоднее. Одним из главных российских криптовалютных центров стала Иркутская область, где энергия дешевле всего по стране, — но в непризнанных государствах вокруг РФ она зачастую стоит еще меньше. Неудивительно, что энтузиасты и даже чиновники из Абхазии, ДНР и Приднестровья начинают говорить о возможном криптовалютном будущем этих территорий. Спецкор «Медузы» Илья Жегулев выяснил, кто пытается заниматься блокчейном и биткоинами в Донецке и Сухуми — и к каким результатам это приводит.

Полина Русяева, Андрей Захаров
«Расследование РБК: как «фабрика троллей» поработала на выборах в США» РБК 17.10.2017

$2,2 млн, 100 человек, более 6 млн подписчиков и охват до 70 млн в неделю: журнал РБК выяснил, как «фабрика троллей» из Санкт-Петербурга пыталась влиять на исход выборов президента США

Алексей Коростелев
«Рейдерство «уровня Бог»: почему православному бизнесмену можно забирать иконы из музеев» Дождь, Москва 14.10.2017

Один из крупных девелоперов в Подмосковье и владелец строительных фирм очень любит президента. Настолько,что в 2016 году предлагал купить квартиру Путину, чтобы, как выразился бизнесмен, «он правил нашим колхозом еще тысячу лет». Правда, подарок не приняли. Шмаков реставрирует за свой счет церкви, и если он получит икону из Русского музея, она будет уже второй. Образ Торопецкой Божьей матери был передан Шмакову и помещен в построенную им церковь в элитном поселке Княжье Озеро. Почему Шмакову можно все? Об этом рассказывает Алексей Коростелев.

Никита Сологуб
««Видели купюру? — Да, видели. И все, сбыт». История молдаванина с рассеянным склерозом, который мечтал о российской больнице, а оказался в тюрьме» Медиазона 16.10.2017

Как «проверочная закупка» с участием понятых-наркоманов и подставного покупателя с пятью судимостями обернулась четырьмя годами колонии для неизлечимо больного жителя Молдавии, который добился российского гражданства, потому что верил: здесь ему могут помочь.

Елена Милашина
««Максим первый, но не единственный, кто осмелится подать заявление в СК»» Новая газета 16.10.2017

В апреле «Новая газета» опубликовала статью «Убийство чести»   — о массовом организованном преследовании геев в Чечне. С точки зрения жанра это было классическое журналистское расследование. С одним лишь исключением: в этой статье не было имен и фамилий жертв. Чеченские геи категорически отказались от любой публичности. Во-первых, в силу исключительной консервативности чеченского общества, в котором быть геем — это позор. Не только для человека, но и для его семьи. Во-вторых, в Чечне жертвам чеченских силовиков опасно заявлять о том, что с ними случилось. Особенно когда у этих силовиков явная команда сверху на тотальную зачистку. Идентифицировав себя, человек противостоял бы уже не только чеченской полиции, но и чеченской власти. Мы тем не менее не могли не опубликовать эту историю.

Эдуард Бурмистров
«Профессия — стукач. Как россияне создают организации, чтобы доносить на сограждан» Открытая Россия 16.10.2017

Доносительство советского периода получило широкое осуждение в 1990-е годы. С тех пор ситуация изменилась: доносы в современной России становятся не только приемлемыми, но и культивируются и одобряются государством. На законодательном уровне уже предусмотрено уголовное наказание за недоносительство о преступлениях террористической направленности (205.6 УК). Кроме того, определение экстремизма в последнее время трактуется так широко, что реальный срок можно получить за репосты и переписки в социальных сетях. На этом фоне в России появились целые организации и общественные движения, которые ставят своей целью доносительство на сограждан.