Претенденты

Ксения Клочкова
«Когда в музей приходит РПЦ» Фонтанка.ру 16.01.2017

«Фонтанка» узнала, как сейчас живут Смольный и Казанский соборы, которые раньше были музеями.

Сергей Строителев
«Дорога жизни. 74 года спустя» Открытая Россия, Москва 18.01.2017

18 января 1943 года состоялся прорыв блокады Ленинграда, длившейся 872 дня. За это время погибли до полутора миллионов человек. Артобстрелы, бомбежки, пожары и голод стали фоном жизни осажденного города. Но и в тех трагических обстоятельствах у жителей оставалась надежда — «Дороги жизни» длиной в 71 километр, по которой было эвакуировано около миллиона человек. По ней же в город поставлялись провиант и боеприпасы. Фотограф Сергей Строителев, исследовавший «Дорогу жизни» несколько месяцев, выяснил, что ее история надолго пережила времена блокады. Этот маршрут и сейчас наполнен воспоминаниями участников тех событий, памятью их потомков. Это история о слиянии времен, трагедии и надежде.

Светлана Григорьева
«Дела семейные. Минимущества Южного Урала помогло ЮУ КЖСИ деньгами и купило квартиру у Игоря Салеева» ZNAK, Екатеринбург 24.01.2017

Более половины средств по контрактам министерства имущества и природных ресурсов Челябинской области в 2016 году достались Южно-Уральской Корпорации жилищного строительства и ипотеки (ЮУ КЖСИ), которой руководит давний деловой партнёр главы региона Бориса Дубровского Наталья Салеева. Кроме того, в прошлом году ведомство выкупило квартиру в Магнитогорске у физического лица – Игоря Салеева, который, вероятно, является родственником госпожи Салеевой. Такие данные содержатся в перечне госконтрактов, заключенных в прошлом году минимущества региона.

Ольга Алленова
««Мы стучим в закрытые двери»» Коммерсант 21.01.2017

Зачем американцы жаловались в ЕСПЧ на закон Димы Яковлева

Ирина Гордиенко
«Скованные одним ЦПЭ» Новая газета, Москва 23.01.2017

Как из частной инициативы по вызволению из чеченских подвалов похищенных людей выросла нынешняя мощнейшая служба общероссийской политической слежки.

Ирек Муртазин
«Троянский код» Новая газета, Москва 26.01.2017

Хакеров и чекистов подозревают в государственной измене и передаче секретных данных американцам

Марина Чернова
«Бизнес на смерти» Премьер, Вологда 17.01.2017

Сотрудник вологодского бюджетного учреждения «Бюро судмедэкспертизы» открыл в своем здании коммерческую структуру.

Сергей Добрынин
«Феноменальный Маккиарини» Радио Свобода, Москва 23.01.2017

Еще несколько лет назад Паоло Маккиарини был одним из самых знаменитых врачей мира: его смелый метод пересадки искусственной трахеи со стволовыми клетками обещал, казалось, медицинскую революцию – возможность создавать любые искусственные органы для человека, словно запасные части для автомобиля. Но это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой: большая часть прооперированных итальянским хирургом пациентов умерли мучительной смертью, остальные остались в живых скорее не благодаря, а вопреки операции. Репутация Маккиарини разрушена, в Швеции его обвиняют в непредумышленном убийстве, а в России человека, похоже, обладающего не только врачебным талантом, но и талантом авантюриста, до сих пор готовы назначать на завидные посты.

Мария Климова
««Ты посмела забрать моих детей и ты об этом сильно пожалеешь». История о традиционных ценностях» Медиазона, Москва 19.01.2017

Полтора года назад в Ингушетии пропала Марем Алиева — самая молодая из жен влиятельного жителя Сунжи Мухарбека Евлоева. Местные полицейские объявили женщину в розыск, однако никаких следов Алиевой так и не обнаружили. Тем временем ее старшая сестра Елизавета была вынуждена уехать из республики — после попытки выяснить судьбу Марем угрозы стали поступать ей самой.

Валоти-Алебарди, Филиппо
«Охотник на мамонтов. Как устроена нелегальная добыча мамонтовых бивней» DV, Владивосток 23.01.2017

В Якутии находится от 60 до 80% всей мамонтовой кости в мире. Долгое время останки этих животных использовались только в научных целях, но мораторий на торговлю слоновой костью 1989 года и жёсткий контроль за оборотом этого ценного материала возродили старую профессию — искателя мамонтовых бивней. Добывать останки мамонтов можно только по лицензии на сбор минералогических, палеонтологических и других геологических коллекционных материалов, но на практике большинство искателей бивня работают нелегально. Охотник за бивнем рассказал DV, как устроена нелегальная добыча мамонтовой кости.