Претенденты

Александра Захваткина
«С волками — жить: репортаж из единственного в России волчьего приюта» Агентство социальной информации 04.03.2019

Первый и пока что единственный приют для волков в России «Чертог волка» основали в 2017 году ветеринар Анастасия Гайдук и кинолог Светлана Топинская. Сейчас приютом занимаются Анастасия и ее супруг Ярослав.Первый вольер для волков в приюте появился ровно два года назад, в феврале 2017-го. Когда Анастасия купила участок на краю леса, здесь не было ничего: ни воды, ни электричества, ни каких-либо построек. Строились быстро: четыре волка сидели на передержке на закрытом военном объекте и ждали, когда Анастасия и Светлана их спасут. Времени на выселение дали всего неделю.

Тимофей Бутенко
«Энергичные ребята: как московские бизнесмены «списывают» свои многомиллионные долги за электричество в регионах» Версия, Саратов 27.02.2019

После того, как в Чечне через суд были списаны долги населения за газ, тема «финансового прощения» потребителей стала очень модной на территории России. Впрочем, чем-то подобным уже давно занимаются некоторые коммерческие организации. Только вот способ «списания» их задолженности едва ли можно назвать законным. Руководство таких компаний собирает деньги за энергоресурсы с потребителей в свои бездонные карманы, но с поставщиками в итоге не расплачивается. Потом фирма банкротится и создается новая, которая продолжает начатое — до очередной ликвидации юрлица. Очень незамысловатая схема. Но она работает. Возможно, так происходит из-за отсутствия должного контроля со стороны компетентных органов. ИА «Версия-Саратов» продолжает изучать теневую область регионального рынка продажи электроэнергии. На сей раз — через случай в Балашовском районе. Туда нагрянули таинственные московские бизнесмены. И так получилось, что они отлично поладили с ранее судимым руководителем МУПа, в ведении которого находятся все местные котельные.

Алена Корк
«Мальчик с синдромом Хантера: самое страшное впереди» Милосердие.ру 28.02.2019

28 февраля — Международный день редких заболеваний. Людей с синдромом Хантера в России чуть больше 100 человек. Наш рассказ об одном из них — Мише Бобылеве

Анастасия Кузина
««Я так хочу домой!» Лишать дееспособности стали в пять раз чаще» Радио Свобода 22.03.2019

Настоящий станок по лишению дееспособности запущен в Москве в 2018 году. В одном только Нагатинском суде столицы число таких дел выросло в несколько раз. В 2016 году их было 177, в 2017-м – 179, а в 2018-м – сразу 669. За первые два месяца 2019 года там рассмотрено уже 164 дела по лишению дееспособности. Такими темпами, считают эксперты, к концу года их может быть около тысячи.

Людмила Савицкая
««Это ей урок на всю жизнь». Тася Перчикова уезжает из Томсина» Радио Свобода 20.03.2019

Радио Свобода в начале января рассказало рождественскую историю о двенадцатилетней Тасе Перчиковой из Себежского района Псковской области, которая попросила у президента России мини-трактор для мамы Елены Анатольевны и возращения школы для себя. Резонанс превзошел все ожидания, но случайная известность не принесла Тасе счастья.

Tashita Bell
Елена Чеснокова
«На берегу «чёрной дыры»» Батенька, да вы трансформер 21.03.2019

В Московском музее современного искусства завершилась выставка «Промзона», посвящённая руинам заводов Дзержинска — города, считавшегося столицей советской химической промышленности. Художник Павел Отдельнов пять лет рисовал, фотографировал и снимал на видео заброшенные цеха, где делали химоружие, противогазы и ДДТ, читал заводские многотиражки, снимал с квадрокоптера накопители вредных отходов и интервьюировал своих родственников — на секретных дзержинских предприятиях работали три поколения его семьи. Самиздат отправился в Дзержинск, где делали снаряды для Великой Отечественной, заглянул в «Чёрную дыру» — один из самых опасных резервуаров с химическими отходами в мире — и узнал, как за её горизонтом событий из липкой массы фенола, цианида, ртути, свинца и мышьяка живут люди.

Олеся Герасименко
««Смерть — 5000 рублей»: почему в Ингушетии идет охота на колдунов» Русская служба Би-би-си 21.03.2019

В Ингушетии появились охотники на ведьм. В республике стала так популярна вера в порчу, что активисты борются с ней, врываясь в масках и с оружием в дома предполагаемых колдунов. Би-би-си выяснила, зачем ингуши насылают друг на друга джиннов.

Иван Козлов
««Херня закончилась, теперь к делу»: история Анархо-экологического сопротивления» Звезда 21.03.2019

В современной истории Перми виселицы на городских площадях возводились не так уж часто. Но всё-таки возводились — минимум трижды. Одну из них в начале девяностых построили перед Оперным театром для съёмок фильма «Взбунтуйте город, граф»; другую, накинув петлю на стоявшую в одном из дворов перекладину, соорудил художник SadFace. Но всё это мелочи по сравнению со случаем 2005 года — тогда на городской эспланаде перед Законодательным собранием появилась виселица сразу с пятью петлями, предназначенными для пермских чиновников. К ней вёл коридор из факелов, а впоследствии она была торжественно сожжена — свидетели говорят, что зрелище было эпическим и действительно устрашающим. Эту виселицу при помощи местных троцкистов возвели бойцы Анархо-экологического сопротивления — одной из самых радикальных художественно-политических группировок, существовавших в Перми с 2003 по 2007 год.

Дата-отдел «Новой газеты», Андрей Заякин, Алексей Смагин
«Судьи держат нас за болванку» Новая газета 20.03.2019

Любое преступление имеет черты типичные и уникальные. Нет ничего удивительного в том, что для описания кражи, побоев или убийства судьи используют стандартные конструкции вроде «на основании внезапно возникшей личной неприязни», «в составе организованной группы» или «осознавая противоправность своих умышленных действий». Но почти весь текст одного судебного решения, по идее, не может совпадать с другим, если речь идет о разных людях и обстоятельствах.

Дата-отдел и волонтеры «Новой газеты» нашли 50 тысяч судебных решений, совпадающих почти дословно. О чем это говорит?

Кристиан Лоу, Ринат Сагдиев
«Как Россия закопала миллиарды долларов в зыбучие пески Венесуэлы» Рейтер 14.03.2019

В конце 2015 года менеджеры Роснефти в беседах с начальством забили тревогу по поводу инвестиций компании в Венесуэле. Местный партнер Роснефти, венесуэльская государственная нефтяная компания PDVSA, должна российскому нефтяному гиганту сотни миллионов долларов, показали внутренние документы, и похоже, что перспективы улучшения ситуации отсутствуют.